Монетные находки из Казахстана и Киргизии [*]

В. Н. Настич

1. За последние годы, благодаря интенсивным археологическим работам на древних городищах Чуйской долины (Киргизия), заметно возросло число монет VII–VIII вв., выпущенных местными правителями, которых определяют в публикациях как "тюргеши", "γwβ-ы тухусов" и "круга тюргешских". Среди новых находок обнаружены неизвестные ранее типы и варианты. В группе "тюргешей" выявлено не менее 3 метрологических подгрупп (resp. номиналов?). Анализ надписей "тухусских" монет по экземплярам лучшей сохранности дал иное чтение в их атрибуционной части — не tγwsš/nk (как предлагала О.И.Смирнова, 1981), а w'γwm'š/nk или 'tm'š/nk, либо (как на двух монетах нового, особого варианта) — p'tm. В "круге тюргешских" выделяются ранее неизвестные монеты с именами 'rsln kwyl 'yrkyn и 'rsl'n (или č'γl'n?) pylk' γ'γ'n. Кроме того, сопоставительный анализ типов и вариантов монет рассмотренного комплекса дает основание считать, что "тухусские" монеты по времени выпуска предшествовали тюргешским.

2. Эмиссии "засырдарьинских" тюрков VII–VIII вв. также пополнились новыми находками, в том числе одним новым типом — монетой (литая, найдена в 1984 г. на городище Куйрук-тобе) с изображением льва и тамги   . По аналогии с монетами тюргешей, в родовом знаке которых усматривается стилизованный рунический знак t2, вновь открытая тамга может представлять собой модификацию древнетюркского k2 и тоже восприниматься как инициальный знак определенного этнонима (напр., кенджек или кенчек; бассейн р.Талас; ср. Махмуд Кашгарский, 1, 399).

3. Из Талгара, Бураны и других городищ Семиречья происходят загадочные монеты, отлитые по образцу китайских, но с куфическими надписями, расположенными "крестом" по сторонам квадратного отверстия. На всех пяти изученных мною экземплярах надписи одни и те же, но с различными графическими искажениями и дефектами литья: вверху читается  [малик], справа  [арāм?], внизу  [йūнāл], слева  или  (джūг/чūг? джūх? — чтение неясно). Судя по топографии находок, эту эмиссию можно связать с каким-то из тюркских правителей Семиречья; не исключено, что она относится к "протокараханидским", выпускавшимся до утверждения в чекане Караханидов традиционного "мусульманского" облика, и замыкает собой ряд серий, рассмотренных в тезисе 1. По палеографии надписей эти монеты могут быть датированы X в.

4. Любопытный результат дали наблюдения над монетным материалом с городищ Красная речка и Отрар-тобе. Оказалось, что многие из обычных для этих мест медно-свинцовых дирхемов третьей четверти XI в. отчеканены на "кружках", отлитых в двустворчатых формах (в виде длинных цепочек или "гроздей," из которых вырубались или выламывались заготовки будущих монет), причем часть из них, очевидно, шла в обращение, минуя стадию чеканки, гладкими. Эти данные позволяют говорить как о местном изготовлении таких монет, так и об определенной технической преемственности (имея в виду производство литой монеты в предшествующие века), а находки их на Красной Речке вместе с тюргешскими в синхронных слоях, очевидно, свидетельствуют об их параллельном обращении на каком-то отрезке времени, по крайней мере в пределах XI в.

5. Одной из "новинок" казахстанской нумизматики является обнаружение среди остатков разошедшегося по рукам монетно-вещевого клада XIV в. из с. Новая Казанка Уральской обл. дирхема, чеканенного от имени неизвестного золотоордынского хана Улджайтимура (Сарай ал-Джадид, 769/1367–68 г.). Подобная монета впервые издана В.В. Григорьевым еще в середине XIX в. (ЗАНО, 2, 1850, с.28, №108; табл. II, рис. 18), но из-за плохой сохранности была ошибочно отнесена к чекану Тимур-ходжи 762 г.х.



[*] Тезисы доклада на II ВНК (Звенигород, 1987). Опубликованы в сб.: Вторая Всесоюзная нумизматическая конференция. Тезисы докладов и сообщений. М., 1987, с.52–53.