А. П. ГРИГОРЬЕВ

ЗОЛОТООРДЫНСКИЕ ХАНЫ 60—70-х годов XIV в.:

ХРОНОЛОГИЯ ПРАВЛЕНИЙ[1]

Из сборника «Историография и источниковедение стран Азии и Африки», вып VII. Л., 1983

 

История Золотой Орды подвергалась разностороннему изучению русскими и советскими исследователями. На фоне относительно изученных периодов встречаются и такие, которые, несмотря на длительное и довольно пристальное внимание к ним ученых, не получили еще удовлетворительной разработки. Одним из самых темных периодов в истории Золотой Орды считается время от смерти хана Бердибека в 1359 г. до вступления на золотоордынский престол хана Токтамыша в 1380 г. Одной из ступеней, ведущих к реконструкции истории периода в целом, является ответ на вопросы: когда, кто и в каком из центров Золотой Орды представлял верховную власть.

Установление достаточно полного списка имен ханов, правивших в Золотой Орде в 60—70-х годах XIV в., необходимо сочетать с посильной работой по уточнению написания и единообразного русского произношения этих имен. Дело в том, что за время изучения истории Золотой Орды русскими и советскими учеными (а время это исчисляется не менее чем тремя столетиями) имена одних и тех же золотоордынских ханов писались отнюдь не единообразно. Обычно исследователи повторяли правописание этих имен, принятое в русских летописях. Беда в том, что имена золотоордынских ханов, начертанные в разных летописях, часто и звучали по-разному.

Начиная с первой четверти ХIХ в., в работу по изучению истории Золотой Орды включились востоковеды-нумизматы. Они читали легенды на золотоордынских монетах, написанные, как правило, по-арабски, и имена золотоордынских ханов произносили также по-арабски. Это произношение отличалось от русского до такой степени, что иногда русское и арабское чтение одного имени воспринималось исследователями как два разных имени. Позднее русские востоковеды стали читать тюркские, арабские и персидские рукописи, содержавшие сведения по истории Золотой Орды. Известно, что тюркологи, арабисты и иранисты одни и те же мусульманские имена произносят по-разному. Когда же ученым встречались имена немусульманские, а таких было большинство, то число вариантов их произношения соответственно возрастало. Тем более, что сохранившиеся восточные рукописи произведений, в которых, так или иначе, отражена история Золотой Орды, как правило, находились не в лучшем состоянии. Зафиксированные в них буквами арабского алфавита имена часто не имели диакритических точек, без которых правильное чтение просто невозможно, иногда эти точки были расставлены переписчиком совсем не там, где следовало, — тогда и чтение имени неузнаваемо изменялось.

В советское время появились научные кадры в республиках Поволжья и Средней Азии. Ученые этих республик зачастую переносят графическую форму и произношение личных имен, утвердившиеся в настоящее время у них на родине, на имена золотоордынских ханов. Это явление закономерное, и наука от этого отнюдь не страдает. Однако, когда произведение такого автора переводится на русский язык, оно становится составной частью русской исторической науки. Вероятно, во избежание путаницы следовало бы и имена ханов облекать в форму, принятую в русской исторической литературе.

Сказанное не исчерпывает причин, приведших правописание имен золотоордынских ханов в то хаотическое состояние, в котором оно находится. Глубинная причина этого явления заключена в ответе на вопрос — где искать критерий правильного и единообразного произношения этих имен? Ведь Золотая Орда не была однородной в этническом отношении. Ее разноплеменные жители и имена своих ханов, конечно, произносили, по-разному. Сами ханы принадлежали к роду чингисидов, т. е. были монголами. Официальным языком Золотой Орды долгое время был монгольский язык.1 Монгольское произношение имен отличалось от тюркского. Правда, к концу XIV в. в государстве уже повсеместно возобладал тюркский язык, и при дворе, видимо, говорили по-тюркски. Следовательно, за основу произношения имен золотоордынских ханов нужно взять их тюркское звучание.

Казалось бы, выход найден — будем произносить имена по-тюркски. К сожалению, единого тюркского языка не существовало. В различных языках тюркской семьи одни и те же личные имена произносились по-разному. Для предлагаемой работы мы взяли за основу произношение тюркских имен, зафиксированное в «Древнетюркском словаре».2 При выборе того или иного предложенного там фонетического варианта тюркского имени предпочтение отдавалось форме, звучание которой приближалось к имени золотоордынского хана, отмеченному в русских летописях, и к такому же имени, записанному по-русски в памятниках дипломатических сношений Русского государства с осколками Золотой Орды — Крымским ханством и Ногайской ордой.3

Прежде чем приступить к анализу имен золотоордынских ханов периода 60—70-х годов XIV в., а также выяснению очередности и времени их правлений, необходимо подытожить достижения в этой области наших предшественников. Имена ханов названного периода, зафиксированные в различных русских летописях, были повторены с неодинаковой степенью полноты в трудах русских историков XVIII — начала XIX в. В. Н. Татищева М. М. Щербатова, И. М. Стриттера, Н. М. Карамзина, П. А. Наумова.4 Уже в первой половине XIX в. работы русских востоковедов-нумизматов X. М. Френа, В. В. Григорьева и П. С. Савельева выявили полный словник имен золотоордынских ханов и хронологию их правлений.5 Все последующие исследователи фактически не внесли в этот словник ни одного нового имени.

На заре новейшего времени, в 1918 г., была опубликована книга А. Е. Преснякова «Образование Великорусского государства», в которой, в частности, находился очерк об интересующем нас периоде.6 А. Е. Пресняков рассказал о тех золотоордынских ханах смутного времени, правление которых непосредственно связывалось им с событиями русской истории. Очерк был написан на основании только русского летописного материала. Соответственно выдерживалось и правописание имен ханов,

В исследовании А. Н. Насонова «Монголы и Русь» (1940) был привлечен полный список имен ханов смутного времени.7 Автор использовал в своей книге материалы работ предшественников по золотоордынской нумизматике, сведения, полученные в результате археологических раскопок, опубликованные В. Г. Тизенгаузеном переводы работ средневековых арабоязычных авторов, писавших о Золотой Орде,8 и извлечения В. Г. Тизенгаузена из трудов персоязычных авторов, находившиеся тогда еще в рукописи. Однако при написании имен ханов А. Н. Насонов отдавал предпочтение русским летописям.

В капитальном труде Б. Д. Грекова и А. Ю. Якубовского «Золотая Орда и ее падение» (1950) А. Ю. Якубовский приводит очерк о всех известных ханах смутного времени.9 Его изыскания базировались на работах предшественников и названных выше первоисточниках, в числе которых находился и опубликованный в 1941 г. второй том труда В. Г. Тизенгаузена.10 А. Ю. Якубовский приводил русские летописные и зафиксированные на золотоордынских монетных легендах формы имен ханов параллельно, не отдавая предпочтения ни той, ни другой группе источников.

В монографии М. Г. Сафаргалиева «Распад Золотой Орды» (1960) список ханов 60—70-х годов XIV в. составлен путем механического соединения разнородных источников.11 Правописание имен этих ханов не подчиняется никаким правилам. Зачастую трудно понять, является ли данное написание имени реконструкцией М. Г. Сафаргалиева, имеет там место его описка или типографская опечатка, которых в книге М. Г. Сафаргалиева великое множество. Положительный момент в исследовании М. Г. Сафаргалиева — приведенная в подстраничных примечаниях большая справочная литература. Многих из ее названий нет ни в одной из работ его предшественников.

В статье Г. А. Федорова-Давыдова «,,Аноним Искандера" и термины „Ак-Орда” и „Кок-Орда”» (1968)12 приведены полные списки имен интересующих нас золотоордынских ханов по средневековым ираноязычным источникам, авторами которых были Низамеддин Шами и Шерефеддин Йезди и автор «Анонима Искендера» Муинеддин Натанзи.13 Списки эти взяты из второго тома «Сборника материалов» В. Г. Тизенгаузена и призваны, видимо, служить для русских историков дополнительными первоисточниками по этому разделу истории Золотой Орды. Свою роль новое издание списков выполняет не в полной мере: во-первых, графически имена ханов у В. Г. Тизенгаузена и Г. А. Федорова-Давыдова передаются не вполне идентично; во-вторых, в списке имен, заимствованном Г. А. Федоровым-Давыдовым из «Анонима Искендера», пропущено упоминание еще одного хана, правившего после Кельдибека, а после Мюрида вставлено имя Ильяса, который был лишь беглербеком при хане.14

Названная статья Г. А. Федорова-Давыдова специально посвящена вопросу, который имеет прямое отношение к нашей теме. Автор дополняет высказанную еще М. Г. Сафаргалиевым критику текста «Анонима Искендера» по поводу названий западной и восточной частей Улуса Джучи и доказывает, как он считает, что Муинеддин Натанзи ошибочно именует восточную часть Улуса Джучи Белой ордой.

Вопрос этот имеет длительную историю. Еще в 1858 г. П. С. Савельев указывал на «запутанность» в названиях западной и восточной частей Улуса Джучи, которые различные источники именовали Белой и Синей ордами попеременно. Он считал, что надлежит оставить для западной части название Золотая, а для восточной — Синяя, «под которою она искони была у нас известна».15 Русские историки-востоковеды приняли эти названия. Например, в вышедшем в 1896 г. «Инвентарном каталоге мусульманских монет» А. К. Маркова для соответствующих подразделов были приняты именно такие названия.16

После опубликования трактовок этой проблемы М, Г. Сафаргалиевым и Г. А. Федоровым-Давыдовым многие советские историки приняли их безоговорочно. Были, однако, и другие мнения. Например, К. А. Пищулина полагала, что «как в силу традиции остается приемлемым и оправданным название „Золотая Орда” для основанного Бату-ханом государства, так и термин Ак-Орда (т. е. Белая орда. — А. Г.) имеет закрепленное традицией употребления его во многих восточных источниках и исторической литературе право оставаться названием улуса предков казахских ханов».17

Автору этих строк представляется, что всесторонняя изученность названной проблемы на сегодняшний день позволяет сделать по ней однозначные выводы. Последнюю точку в ответе на этот вопрос ставят исследования А. Н. Кононова.

Территория Улуса Джучи во времена его сыновей Бату и Орды, т. е. в середине XIII в., делилась на правое и левое крылья. Такое деление в основе своей имело обычай, когда во время общих собраний племенной знати справа и слева от хана-чингисида рассаживались наследники его престола (справа — старший, слева — младший) и подчиненные им главы кочевых племен, которые кроме своего родового имени получали соответственные наименования племен правой и левой руки (или крыла). По такой же схеме происходило и построение войска чингисидов, и расселение его на территории улуса. В центре размещалась ставка хана, а справа и слева от нее получали места кочевок или поселений представители соответствующих крыльев. Известно, что племена правого крыла расселялись на запад от ханской ставки, а левого крыла — на восток от нее. Такая практика объяснялась тем, что монголы при определении исходного положения обращались лицом к полуденной стороне небосклона, т. е. на юг.18 Тогда по правую руку оказывался запад, по левую — восток.

Позднее крыло Орды (т. с. занимаемая им определенная территория) обособилось от крыла Бату. Потомки Бату и Орды стали править в своих землях самостоятельно. Естественно, что подчиненные им территории получили новое деление на правое и левое крылья. Память о былом делении некогда единого государства устная традиция кочевников сохранила в наименованиях Западная орда и Восточная орда. Для космогонических обозначений у тюркских народов использовалась цветовая символика: белый цвет обозначал запад, синий — восток.19 Следовательно, Западная орда называлась в тюркоязычных источниках Белой ордой, а Восточная орда — Синей ордой. От тюрок эти названия попали в русские летописи.

Чем же была вызвана путаница в цветовом обозначении той или иной части Улуса Джучи? Оказывается тем, что у иранцев существовала своя, отличная от тюрок, семантика цветообозначений. Для них синий цвет обозначал запад, а белый — восток.20 Именно эти обозначения мы и наблюдаем в ираноязычиых источниках — у Муинеддина Натанзи,21 Кази Ахмеда Гаффари,22 Хайдера Рази.23 Так что нельзя обвинять ираноязычный «Аноним Искендера» в якобы ошибочном цветовом обозначении Восточной орды.

В монографии Г. А. Федорова-Давыдова «Общественный строй Золотой Орды» (1973) зафиксированы имена золотоордынских ханов 60—70-х годов XIV в.24 В этом разделе автор не приводит каких-либо новых данных об интересующих нас ханах. Написание имен ханов в основном такое же, как у востоковедов-нумизматов первой половины XIX в. Есть и ошибки. Так, не различая слов «хаджи» и «ходжа», Г. А. Федоров-Давыдов приводит несуществующее имя Ходжи.

Последними по времени работами, имеющими непосредственное отношение к нашей теме, являются две статьи В. Л. Егорова: «Развитие центробежных устремлений в Золотой орде» (1974)25 и «Золотая Орда перед Куликовской битвой» (1980).26 Текст раздела, повествующего о смутном времени, в первой статье27 в целом не вносит в эту проблему ничего оригинального. Новым моментом здесь является хронологическая таблица правлений ханов от Кулпы до Токтамыша.28 Вторая статья В Л. Егорова в значительной мере посвящена уточнению хронологии правлений золотоордынских ханов 60—70-х годов XIV в. Автор, используя целый комплекс выявленных на сегодняшний день источников, стремится документально обосновать свои выводы по каждому хронологическому разделу. В основу переработанной и дополненной таблицы правлений ханов им положены данные золотоордынской нумизматики и русских летописей.29 Недостатком статьи В. Л. Егорова является неполное и не всегда правильное использование им публикаций нумизматического материала, осуществленных Г. А. Федоровым-Давыдовым.30 Потому и выводы о времени правления того или иного хана, к которым приходит В. Л. Егоров, иногда не могут быть приняты.

Итак, известен крут источников по теме и достижения предшественников в ее разработке. В нашем распоряжении фактически нет других материалов. Свою задачу автор этих строк видит в последовательном пересмотре сведений первоисточников по вопросу о хронологии правлений золотоордынских ханов 60—70-х годов XIV в.

Одним из важнейших источников сведений по теме являются сохранившиеся до наших дней серебряные и медные золотоордынские монеты того времени, на которых выбивалось имя правившего хана, отмечались место и время (год по хиджре) их чекана. Большим подспорьем в работе с нумизматическим материалом служат публикации Г. А. Федорова-Давыдова под общим названием: «Топография кладов и отдельных находок джучидских монет»,31 где сообщается о месте и времени зарегистрированных находок кладов и отдельных золотоордынских монет. Во многих случаях эти сведения сопровождаются точными данными о составе клада: сколько монет всего, каков их металл, сколько и каких именно монет определено (имя хана, место и год чекана). Последние данные позволяют составить сводные таблицы, в которых с большой полнотой последовательно отражены сведения о монетах, чеканенных интересующими нас ханами в городах Золотой Орды.

Монетный материал, несомненно, является ценным историческим источником. В частности, это — богатейший материал и по истории Золотой Орды периода 60—70 годов XIV в. Однако не следует забывать и того, что источник этот достаточно сложный и своеобразный. Во-первых, монеты составляют переходную группу источников, стоящих на грани вещественных и письменных.32 Обычно историк использует нумизматический материал односторонне, т. е. в расчет берется лишь монетная легенда. С этой легендой историки, как правило, знакомятся по публикациям золотоордынского монетного материала в нумизматической литературе. Охватить все такого рода публикации за более чем полтора столетия практически не представляется возможным. Сводного каталога всех сохранившихся золотоордынских монет не существует.

В деле использования публикаций золотоордынского монетного материала есть и еще одна сложность. У востоковеда (к их числу относит себя и автор этих строк), читающего труды современных советских нумизматов, создается впечатление, что эти последние, имея высокую профессиональную подготовку как археологи и нумизматы, обладают недостаточной востоковедной подготовкой. Не вдаваясь в изъяснение причин этого явления, отметим его как факт.

Возьмем, например, последнюю публикацию состава клада золотоордынских монет с Селитренного городища, осуществленную Г. А. Федоровым-Давыдовым.33 Нумизмат проделал большую работу, расчленив 3550 монет клада на 330 разновидностей, которые и опубликовал, руководствуясь установленными в таких случаях правилами. К статье прилагаются 4 таблицы. На них помещены хорошо выполненные прорисовки орнаментов и легенд на монетах, типы которых до того не были опубликованы. Описания монет в тексте публикации и их изображения на таблицах не всегда совпадают. В монете типа № 171 на лицевой стороне год по хиджре указан не тремя, а только двумя цифрами — 75? Далее публикатор пишет, что в типах № 172— 180 это положение сохраняется. На самом деле в этих типах монет год вообще не указан. В описаниях типов № 44 и 162 сказано, что год на монетах не виден. На таблицах же отчетливо видны годы 741 и 752. Тип № 219 описан под 758 г. х., а на таблице читаются только две первые цифры этого года.

Есть в этой публикации и другие ошибки и недочеты. Монета Джанибека № 91 чеканена в Новом Сарае в 740 г. х., а публикатор читает дату 747. Он прочитал место чекана монете Хызра № 272 как Новый Сарай, а там написано Гюлистан. Справедливо полагая, что весь клад был зарыт в конце 60-х годов VIII в. х., Г. А. Федоров-Давыдов не решился прочитать на монетах Бердибека № 322—324 отчетливо видимую дату 785 г. х. В свое время П. С. Савельев читал эту самую дату как 789 г. х. и относил монеты к домысленному им хану Бердибеку II.34 Заметим, что иногда изображение на монетной легенде арабской цифры 5 отличить от цифры 9 практически невозможно. В данной публикации чтение даты — однозначно — 785. Значит, поменяв местами вторую и третью цифры, понимать ее следует как 758 г. х., т. е. время правления подлинного хана Бердибека. Ведь определяет же Г. А. Федоров-Давыдов дату на монете Хызра № 272 как 763 г. х. (вслед за П. С. Савельевым35 и А. К. Марковым36), хотя там легко читается число 736. Ошибка в обозначении на золотоордынских монетах даты, когда две последние цифры года меняются местами, не так уж редка. Например, дата чекана монеты Абдуллы от 770 г. х. изображалась в виде числа 707.37

В публикации Г. А. Федорова-Давыдова приводится монета Токты № 327 с надчеканками на лицевой и оборотной сторонах. На лицевой стороне находится, по словам публикатора, «неизвестная ранее надчеканка», а на оборотной — надчеканка типа «хан». На монете Джанибека № 328 надчеканка «хан» помещена на лицевой и оборотной сторонах. Надчеканка «хан» на золотоордынских монетах известна уже давно,38 но ни разу еще не была найдена монета, на которой (как на экземпляре № 327) слово «хан» сопровождалось бы еще какой-то надчеканкои. Внимательно рассматриваем изображение этой надчеканки на таблице и уверенно читаем имя «Мюрид», т. е. вместе обе надчеканки составляют имя и титул — Мюрид-хан. Следовательно, и все ранее найденные монеты с надчеканкой «хан» принадлежат золотоордынскому хану Мюриду.

На лицевой стороне монеты Хызра № 329, чеканенной в Новом Сарае в 761 г. х., содержится надчеканка «неопубликованного типа». Публикатор опять-таки не смог ее разобрать, а между тем читается она совершенно однозначно как арабское числительное «саман[ин]», т. е. «восемь». Должно быть, эта надчеканка означает, что в первоначальной дате чекана следует заменить единицу на восьмерку. Получившийся 768 г. х. указывает на единственно возможную кандидатуру хана, во время правления которого сделана эта надчеканка, ибо в этом году в Новом Сарае чеканил монету только Азиз-шейх. Вспомним, что на золотоордынских монетах встречалась и другая надчеканка времени правления этого хана — «Азиз-шейх».39

Итак, золотоордынские монеты — сложный исторический источник. Выявить закодированную в монетной легенде информацию — дело отнюдь не легкое. Трудности заключаются не только в правильном прочтении имени хана, названия места чекан, и его даты. Мало того, что трехзначное число года по хиджре писалось по-разному (справа налево, слева направо, сверху вниз, снизу вверх, как угодно вразбивку и с цифрами, часть которых разворачивалась вверх ногами и задом наперед). Иногда на лицевой стороне чеканилось имя правящего хана, а для оборотной стороны использовался штемпель его предшественника, на котором стояла и прежняя дата чекана. Возможно, что в некоторых случаях год монетного чекана намеренно делали более ранним, увеличивая таким путем продолжительность правления данного хана. Короче говоря, год чекана, указанный на монетной легенде, не всегда соответствовал истинному. Часто монеты с именем умершего хана продолжали чеканиться еще несколько лет.

Выявить хронологию правлений золотоордынских ханов 60—70-х годов XIV в. с достаточно высокой степенью точности приближения к исторической действительности, руководствуясь при этом только данными нумизматики, не представляется возможным. Необходимо привлекать для контроля данные всех сохранившихся письменных источников, среди которых первое место занимают русские летописи. События интересующего нас периода истории Золотой Орды так или иначе отражены во многих русских летописях. Извлечения из них обильно цитировали наши предшественники. Существует библиография, составленная Н. А. Араловцом и П. В. Прониной, в которой перечислены опубликованные на сегодняшний день русские летописи, где есть сведения о золотоордынских ханах 60—70-х годов XIV в.40 На основе выводов, сделанных Я. С. Лурье в капитальном исследовании русского летописания XIV—XV вв.,41 мы ограничили летописный материал для этой статьи четырьмя общерусскими летописями XIV—XV вв. (Лаврентьевская, Троицкая, Софийская I, Новгородская IV)42 и одним «сложным по составу и явно неофициальным летописцем»43 начала XV в. (Рогожский летописец)44.

Нумизматический материал за 759—764 гг. х., обнимающий время с 14 декабря 1357 г. по 9 октября 1363 г. нашего летосчисления, можно свести в таблицу, в которой монеты разных ханов распределены по месту и времени их чеканки. В XIV в. на территории Золотой Орды находились десятки городов.45 Во многих из них чеканилась серебряная и медная монета. Однако в избранный нами промежуток времени известны только семь центров монетной чеканки: Крым (Старый Крым), Азов, Мохша (Наровчатское городище), Новый Сарай (Царевское городище), Гюлистан, Сарай (Селитренное городище), Ургенч. Местоположение этих городов, кроме Гюлистана, не вызывает сомнений. Где располагался Гюлистан, довольно широко представленный монетным материалом, до сих пор точно неизвестно. Русские историки попеременно помещали этот центр монетной чеканки непосредственно на территории одной из золотоордынских столиц. В 1906 г. Н. И. Веселовский предположил, что Гюлистан находился на месте Колобовского кургана — в 7 верстах от г. Царева. В наше время одни историки считают местоположение Гюлистана неопределенным (Г. А. Федоров-Давыдов),46 другие думают, что он располагался где-то в районе Нового Сарая, т. е. присоединяются к мнению Н. И. Веселовского (В. Л. Егоров).47 Автор этих строк, не располагая никакими новыми данными, считает, основываясь только на монетном материале, что Гюлистан был отдельным городом, который находился на берегу Волги где-то между Новым Сараем и Сараем. В табл. 1 включены только 5 городов: Азов, Новый Сарай, Гюлистан, Сарай, Ургенч. Единичные находки монет в Крыме и Мохше, о которых будет сказано ниже, в табл. 1 не вошли.

Верхняя хронологическая граница периода 759—764 гг. х. берется не случайно. Только начиная с 759 г. х. на монетных легендах появляются имена ханов Кулпы, Навруза, Хызра и других, сменивших Джанибека и Бердибека. О том, почему нижней границей периода избран 764 г. х., будет сказано ниже. На каждый год для каждого из пяти золотоордынских городов, названия которых помещены в шапке таблицы, составлен отдельный список имен ханов. Взаимное расположение имен в каждом из списков — общепринятое для периода 60—70-х годов XIV в.


 

Таблица 1

Город

Дата

Азов

Новый Сарай

Гюлистан

Сарай

Ургенч

759 г. х.

(14.Х11 1357-

2.XII 1358)

Бердибек

Кулпа

Джанибек

Бердибек

Навруз

Джанибек

Бердибек

Хызр

Бердибек

 

Бердибек*

 

760 г. х.

(3.XII 1358-

22.XI 1359)

Бердибек

Кулпа*

Навруз

Хызр

Бердибек

Кулпа

Джанибек

Бердибек

Кулпа

Навруз

Хызр

Мюрид

 

Бердибек*

Кулпа

Навруз

Хызр

761 г. х.

(23.XI 1359-

10.XI 1360)

Кулпа

Навруз

Хызр

Джанибек

Бердибек

Кулпа

Навруз

Хызр*

Тимур-ходжа

Ордумелик

Бердибек

Кулпа

Навруз

Хызр*

Хызр*

Бердибек

Кулпа*

Навруз*

Хызр

762 г. х.

(11.XI 1360-

30.Х 1361)

Хызр

Ордумелик

Кельдибек*

Бердибек

Навруз

Хызр*

Тимур-ходжа

Ордумелик

Кельдибек

Хайр Пулад

Азиз-шейх

Абдулла

Бердибек

Кулпа

Навруз

Хызр*

Мюрид

 

Кулпа

Хызр*

763 г. х.

(31.X 1361-

20.X 1362)

Кельдибек*

Абдулла

 

Джанибек

Хызр

Кельдибек*

Абдулла

Бюлек**

Навруз

Хызр

Мюрид

 

Токтамыш

 

764 г. х.

(21.X 1362-

9.Х 1363)

Абдулла

Тимур-ходжа

Мюрид

Хайр Пулад*

Абдулла

Хызр*

Мюрид*

Мюрид

Хайр

Пулад

 

* Встречаются не только серебряные, но и медные монеты этого хана.

** Найдены только медные монеты.

 

Что дает такая таблица историку? Во-первых, в ней содержится список конкретных имен золотоордынских ханов начала интересующего нас периода. Во-вторых, она дает представление о том, в каком городе правил тот или иной хан в любой год периода. В-третьих, явная перегруженность таблицы именами золотоордынских ханов свидетельствует о том, что к монетным легендам, как и к любому другому историческому источнику, следует относиться критически и проверять их достоверность всеми доступными средствами.

Благодаря работам предшествующих исследователей, мы уже располагаем перечнем имен золотоордынских ханов по периоду 60—70-х годов XIV в. Этот список требует проверки и уточнения. Начинаем эту проверку с имен, содержащихся в табл. 1

Джанибек, монеты которого, чеканенные в Новом Сарае и Гюлистане, помечены 759, 760, 761 и 763 гг. х., скончался в 758 г. х. (25 декабря 1356—13 декабря 1357 гг.). Об этом сообщает арабоязычный автор Ибн Халдун (1332—1406)48 и персоязычный автор Махмуд Кутуби, рукопись труда которого была закончена в 823 г. х. (1420).49 В сочинении, завершенном в 972 г. х. (1564/65), персоязычного автора Кази Ахмеда Гаффари приводится в качестве точной даты смерти Джанибека 3 шаабана 758 г. х.,50 т. е. 22 июля 1357 г. У нас нет оснований не верить этим авторам. И не потому, что эти люди не могли ошибаться, а потому, что в старинном русском переводе сохранился текст ярлыка хана Бердибека, сына и преемника Джанибека.51 Можно утверждать, что этот ярлык был выдан русскому митрополиту Алексею в промежутке между 14 октября и 11 ноября 1357 г.,52 т. е. в том же 758 г. х. Следовательно, даже если и чеканились монеты с именем Джанибека после 758 г. х., к живому Джанибеку они отношения не имели. Потому следует исключить их из табл. 1, призванной служить источником для выяснения хронологии правлений золотоордынских ханов.

На будущее отметим, что монеты Джанибека, даты чекана на которых читались как 767 и 777 г. х., признанные еще нумизматами первой половины XIX в. соответственно монетами Джанибека II53 и Джанибека III,54 автором этих строк относятся к единственному в истории Золотой Орды хану Джанибеку. Основанием к тому служат следующие соображения. Во-первых, ни один из письменных источников не сообщает о ханах Джанибеке II и Джанибеке III. Во-вторых, хан Джанибек имел и второе, мусульманское, имя Махмуд, которое на монетных легендах ставилось перед первым, «языческим», именем.55 На монете, датируемой 777 г. х., перед именем Джанибека также стоит имя Махмуд.56

Что касается основного аргумента сторонников существования Джанибека II и Джанибека III, который заключаемся в том, что монеты этих гипотетических ханов имеют совершенно своеобразные типы штемпеля, то все исследователи, знакомые с золотоордынской нумизматикой, знают о колоссальном количестве типов золотоордынских монетных штемпелей. Так что этот аргумент ничего не доказывает. Кроме того, хотелось бы обратить внимание на цифры, составляющие год монетного чекана у спорных монет. Мы знаем, что даты чекана монет изображались и справа налево, и слева направо. Теоретически можно допустить, что одинаковые для обоих чисел первые и третьи цифры, изображавшие семерку, обозначали в трехзначной мусульманской дате по хиджре число сотен, в своеобразном обрамлении которых помещалась цифра, обозначавшая в той же дате число единиц. В пределах времени правления Джанибека таинственные числа 767 и 777 могли обозначать две пары дат: 746 и 747 г. х., 756 и 757 г. х.

Итак, на верхней границе нашей таблицы остается имя хана Бердибека. Написание этого имени у наших предшественников в советское время было двояким: Бердибек (А. Е. Пресняков, А. Н. Насонов, А. Ю. Якубовский, М. Г. Сафаргалиев) и Бирдибек (Г. А. Федоров-Давыдов, В. Л. Егоров). Первая форма имени отражает его старинное русское и тюркское звучания, вторая — чтение монетных легенд, написанных по-арабски. Это сложное имя состоит из двух компонентов — формы прошедшего категорического времени тюркского глагола «бер-» ‘давать, даровать’57 и слова «бек» ‘правитель, князь’.58 Сочетание «берди + бек» можно толковать как «он (т. е. бог) дал [ребенка] правителем». Простая логика диктует избрать для повсеместного употребления в русской исторической литературе в качестве основной и единственной первую форму написания этого имени, т. е. Бердибек. Известно, что его мусульманское имя было Мухаммед.59

Как мы уже выяснили, Бердибек стал ханом в 758 г. х., точнее — осенью 1357 г. Софийская I и Новгородская IV летописи относят его воцарение к зиме 1357 г.60 Определенное время смерти Бердибека неизвестно. Ибн Халдун сообщает, что Бердибек погиб на третьем году своего царствования,61 ему вторит Муинеддин Натанзи.62 Русские летописи отмечают смерть Бердибека под 1359 г.63 Видимо, так оно и было. Требуется уточнить время смерти Бердибека, так как 1359 г. приходится на два года хиджры — 760 и 761, а хотелось бы знать, какой из них является последним годом чеканки монет еще живым Бердибеком. Окачывается, сделать такое уточнение можно. Преемником Бердибека был Кулпа. Руководствуясь показаниями русских летописей А. Н. Насонов определил время воцарения Кулпы концом лета или осенью 1359 г.64 Следовательно, в августе — сентябре 1359 г. был убит и Бердибек. Последним годом его жизни стал 760 г. х., конец которого приходился на 22 ноября 1359 г. Значит, в нашей таблице нужно вычеркнуть имя Бердибека из списков имен, находящихся под 761 или 762 г. х.

Имя следующего хана писалось трояко: Кулпа (А. Е. Пресняков), Кульпа (А. Н. Насонов, А. Ю. Якубовский, М. Г. Сафаргалиев), Кульна (Г. А. Федоров-Давыдов, В. Л. Егоров). Первая форма присутствует в текстах русских летописей,65 вторая и третья — результат прочтения монетных легенд русскими нумизматами первой половины XIX в. Второе прочтение спорного имени отличается от третьего положением диакритической точки под или над буквой при написании имени буквами арабского алфавита. В одном случае имя может быть прочтено Кульба (или Кульпа, так как у арабов звуки «б» и «п» графически изображаются одинаково), в другом случае — Кульна. На монетных легендах это имя пишется или вообще без точек, или с точкой над строкой. Значит, его следует читать Кульна.

Как же быть с Кулпой русских летописей? Русские нумизматы, сторонники прочтения Кульна, считали, что в летописях просто описка, ибо рукописные буквы «п» и «н» легко спутать. Чекан монетных легенд — совсем другое дело. Иными словами, золотоордынской грамотности отдавалось предпочтение перед русской. Так считали ученые, которые буквально на каждом втором экземпляре золотоордьшских монет убеждались в том, что на их легендах царят безграмотность и неразбериха. Это одна сторона дела. Другая его сторона заключалась в том, что сама техника гравировки имени хана на монетном поле подчинялась определенным правилам. Имя помещалось на лицевой стороне монеты, как правило, на средней или нижней строке легенды. Все диакритические точки арабского текста или полностью отсутствовали, или писались над строкой. Исключения из этого правила буквально единичны. Посмотрим, например, на таблицы с прорисовками монетных легенд, приложенные к уже цитированной публикации Г. А. Федорова-Давыдова «Клад серебряных джучидских монет с Селитренного городища». Там имя хана Джанибека стоит или без точки под первой буквой («джим»), или с отчетливо видимой точкой над этой буквой (№ 114, 152, 156, 160, 179). По правилам надо бы читать это имя не Джанибек, а Ханибек. Однако все без исключения нумизматы читают его Джанибек, т. е. так, как будто бы точка стоит под буквой «джим».

Приведенный пример дает материал, который расшатывает позиции сторонников Кульны. Однако это обстоятельство еще не создает перевеса ни одной из сторон, поскольку определенно не доказано право на существование какой-то одной формы спорного имени. В памятниках русско-турецких дипломатических связей отыскиваем документ, написанный по-русски в крымском городе Кафе (Феодосии) в апреле 1501 г., из которого явствует, что одного из местных жителей звали Кулпа.66 Значит, пронеслись полторы сотни лет, а тюркское имя Кулпа сохранилось на территории, входившей в состав Золотой Орды. Так что спор решился в пользу Кулпы. Этимология этого имени пока неизвестна. Не проясняет ее и «Древнетюркский словарь». Там зафиксировано собственное имя Кулбак, заимствованное из Словаря Махмуда Кашгарского, созданного на арабском языке 1072—1074 гг.67 Конечно, могла существовать и такая фонетическая форма этого имени, но более вероятно, что по-тюркски оно читалось Кулпак.

Известно, что в тюркских языках конечные согласные к ~ г являются неустойчивыми и регулярно подвергаются падению. Например, написание имени хана, правившего в Золотой Орде в 1395—1401 гг., было зафиксировано в его ярлыке буквами уйгурского алфавита в форме Тимур-Кутлук.68 На монетных легендах то же имя, написанное буквами арабского алфавита в форме, видимо, отражавшей реальное произношение этого имени, везде читается Тимур-Кутлу.69 Так и древнетюркское имя Кулпак в золотоордынскую эпоху произносилось уже как Кулпа. Чем же объясняется существование двух фонетических форм — Кулпа и Кульпа? Дело здесь опять в арабском написании этого имени. Арабы (и арабисты) читают букву «лам» мягко (исключение — слово «аллах»). Тюркское произношение имени может быть только одно — Кулпа. Следует вернуть имени этого хана его подлинное написание и произношение.

Видимо, Кулпа принадлежал к роду Джучи, точнее его старшего сына Бату, или выдавал себя за потомка Бату. В противном случае его пребывание на золотоордынском троне стало бы невозможным. Происхождение его от какой-то другой, кроме Бату, линии рода Джучи было бы отмечено в русских летописях. Не исключено, что Кулпа был родным братом Бердибека, как это утверждал А. Ю. Якубовский.70 Мы в этом сомневаемся по причинам, которые будут изложены ниже, при разборе имени Кельдибека, и потому, что, будь это так, об этом опять-таки сообщили бы русские летописи. Вообще создастся впечатление, что фигура Кулпы, обстоятельства появления ее на исторической арене и ухода с нее, как-то специально выделены русскими летописцами и ими же тщательно затушеваны. Может быть, не случайно умолчание имени Кулпы и в хрониках мусульманских авторов.

Русские летописи представляют дворцовый переворот 1359 г., когда погиб Бердибек вместе с «доброхотом своим окаянным», князем Туглу-баем, делом, видимо, отвечавшим чаяниям русских князей. Кулпа воцарился после этого переворота, но неизвестно — был ли он его инициатором. Не исключено, что какие-то надежды на правление Кулпы с русской стороны возлагались, ибо в летописи специально оговаривалось, что он «царствова 5 месяць и убьен бысть от Навруса с двема сынома своима, с Михаилом и Иваном».71

Скорее всего, Кулпа был мусульманином. На монетных легендах его мусульманское имя не приводится, но в русских летописях имя Кулпы пишется иногда в форме Аскулпа или Алкулпа. П. С. Савельев предположил, что Ac — это искаженное мусульманское имя Кулпы — Хаджи.72 Известно, что имя основателя династии Гиреев в Крыму — Хаджи-Гирея — в современных ему русских документах XV в. обычно писалось Ази. Примерно так это арабское имя и произносилось крымскими татарами. Так что в нашем случае имя Ac — это, конечно, не Хаджи ‘паломник’, а Хадж ‘паломничество’, или ал-Хадж — то же имя, но с арабским определенным артиклем. Впрочем, в цитируемых нами летописях приставка Ас- при имени Кулпы отсутствует.

Значит, Кулпа был мусульманином, а сыновья его — Михаил и Иван — христианами. При рождении их, наверное, нарекли тюркскими именами, а потом они были крещены и названы по-христиански. Но когда и где? Невольно приходят на ум позднейшие аналогии из жизни мусульманских царевичей на русской службе. Во всяком случае, пока — это историческая загадка, которая в свое время привлекла внимание еще Карла Маркса.73

Простой подсчет показывает, что Кулпа находился на троне от августа — сентября 1359 г. до января 1360 г. И Лаврентьевская летопись указывает на то, что Кулпа был убит в зимнее время (правда, сообщение о его смерти отнесено там к 1359 г.).74 Конец правления Кулпы падает на 761 г. х. Следовательно, нужно вычеркнуть его имя из списков табл. 1 под 762 г. х. Имя Кулпы зафиксировано еще на легендах монет за 759 г. х., чеканенных в Азове. Не исключено, что в августе — сентябре 1359 г. Кулпа сверг власть Бердибека в Новом Сарае, позднее распространил свою власть на Гюлистан и Ургенч, а в Азове он утвердился еще в 759 г. х., т. е. в 1358 г. Примечательно, что на азовских монетах за 761 и 762 г. х. имя Бердибека не встречается. Однако оно присутствует на некоторых монетах Азова за 760 г. х. Оставляем (со знаком вопроса) имя Кулпы в Азове под 759 г. х., а под 760 г. х. сохраняем там же (с тем же знаком) имя Бердибека.

На то, что в Азове Кулпа утвердился наиболее основательно, указывает еще и такой факт, как обнаружение его медных монет, чеканенных в этом городе в 760 г. х. Одна серебряная монета (дирхем) обменивалась в Золотой Орде на 32 медных монеты (пула).75 Наличие в городе чеканки данным ханом медных монет уже само по себе свидетельствовало о том, что у него было время на это кропотливое дело. Напомним, что «привязывание» медных монет к правлению какого-нибудь определенного хана — дело, не всегда легко выполнимое. Имя хана, место и дата чекана помещались далеко не на всех медных монетах. На большинстве их изображались различные символические животные и предметы.76 Точная методика, позволяющая определить принадлежность такой монеты к определенному хану, еще не разработана.

На смену Кулпе пришел Навруз. Имя этого хана бытует ныне в пяти написаниях: Наурус (А. Е. Пресняков), Наврус (А. Н. Насонов, А. Ю. Якубовский), Навруз (М. Г. Сафаргалиев), Науруз (Г. А. Федоров-Давыдов), Ноуруз (В. Л. Егоров). Такое многообразие фонетических форм объясняется, видимо, тем, что имя это не тюркское, а иранское. Ноуруз (ноу + руз) значит ‘новый день’, т. е. первый день иранского Нового года (21 марта). Так что точнее всех отражает иранское звучание этого имени написание В. Л. Егорова. Русские летописи дают написание Наврус,77 близкое к тюркскому произношению этого слова. Конечный согласный «з» подлинника в летописном написании оглушается в «с». Мы предложили бы остановиться на варианте написания М. Г. Сафаргалиева — Навруз. Начало такого имени звучит по-тюркски, конец — произносится в именительном падеже глухо, зато в косвенных падежах хорошо звучит конечный согласный подлинника. Мусульманское имя Навруза отмечено на монетных легендах — Мухаммед.78

По продолжительности пребывания на троне Навруз не пересидел своего предшественника. Как подсчитал, основываясь на показаниях русских летописей, А. Н. Насонов, уже в мае — июне 1360 г. этот хан был свергнут и убит Хызром.79 Это время приходилось на 761 г. х. Следовательно, имя Навруза нужно убрать в табл. 1 из списков под 762 и 763 гг. х.

Впервые имя Навруза встречается на монетах Нового Сарая под 759 г. х. Оставляем его там (под знаком вопроса), ибо временная узурпация Наврузом ханской власти в одном городе была возможна. Еще мы располагаем монетой с именем Навруза, битой в городе Крыме в 760 г. х., и его монетами от 760 г. х. чекана Азова, Полистана и Ургенча. Трудно вникнуть во все перипетии той ожесточенной борьбы за власть, которая происходила в Золотой Орде в первые годы после смерти Бердибека. Для исторических построений на эту тему у нас слишком мало данных. Навруз был, несомненно, жив в 760 г. х. Так что все монеты с его именем, чеканенные в 760 г. х., оставляем в табл. 1 (под знаком вопроса). Монеты Навруза от 761 г. х. считаем несомненными. Сохраняем им место после монет Кулпы.

Неизвестно, был ли Навруз братом Кулпы, как это писал А. Ю. Якубовский.80 Вообще трудно сказать — принадлежал он к роду Бату или к роду Орды. Имя Навруза, как мы выяснили, иранского происхождения. С другой стороны, про выходца из Восточной орды Хызра Рогожский летописец говорит: «Toe же весны (1360 г. — А. Г.) приде на царство Волжьское нскыи царь со въстока Заядьскы (т. е., видимо, из-за Яика. — А. Г.), именем Хидырь, прида взял Ордоу и царя Навроуса оубил и царицю Таидулу, а князи ординьскых Муалбоузиноу чадь множьство оубил, а сам седе на царство».81 Как видим, в этом отрывке Хызр показан чужаком-узурпатором, а имя Навруза связывается с именем любимой жены Узбека Тайдулы и родовыми князьями — родственниками Могул-буги, который с перерывами занимал пост беглербека при Узбеке и Джанибеке.82

Имя нового хана писалось в таких формах: Хидырь (А. Е. Пресняков, А. Н. Насонов), Кидырь (А. Ю. Якубовский), Хидыр (М. Г. Сафаргалиев), Хызр (Г. А. Федоров-Давыдов, В. Л. Егоров). Русские летописцы XIV в. писали это имя в формах Ходырь, Хедырь, Хидырь и Кидырь.83 В конце XV в. это имя, встречавшееся у крымских татар, русские писцы передавали в форме Хидырь.84 По-арабски имя пророка, «помогающего на воде», звучало Хыдр. Арабская буква «дад» в этом имени могла произноситься тюрками, и особенно иранцами, как «з», В таком случае то же имя произносилось как Хызр. Поскольку новый хан пришел с востока — из областей, где персидский язык был распространен в качестве литературного и официального, остановим свой выбор на форме Хызр. Монетные легенды сообщают и второе мусульманское имя Хызра — Махмуд.85

Хызр пришел в Новый Сарай из той самой Синей (или Белой) орды, о которой уже говорилось выше. По-видимому, он происходил из рода Орды — четвертого сына Джучи.86 Земли его улуса находились к юго-востоку от Аральского моря. Для того чтобы Хызр смог добраться до Нового Сарая, ему предстояло пройти не менее двух тысяч километров и овладеть такими золотоордынскими городами, как Ургенч, Сарай и Гюлистан. На это потребовалось много времени. Так что путь Хызра к захвату власти в Новом Сарае начался задолго до мая — июня 1360 г.

Монеты Хызра, датированные 760 г. х., из городов Ургенча, Гюлистана и Азова мы оставляем в табл. 1 под знаком вопроса. Его монеты от 761 г. х., чеканенные в Сарае, Гюлистане, Новом Сарае и Азове, нужно признать несомненными. Отметим здесь, что именно Хызру принадлежат серебряные и медные сарайские монеты от 761 г. х. До них обнаружены лишь серебряные монеты Бердибека, битые в Сарае в 759 г. х. Вообще Хызр в изобилии чеканил медную монету в 761 и 762 г. х. во всех городах, кроме Азова.

Русские летописи единодушно говорят о свержении с престола и смерти Хызра в 1361 г.87 Обстоятельства, при которых это произошло, представляются несколько запутанными, а показания разных летописей — противоречивыми. В схеме они реконструируются нами в такой последовательности. Феодальная междоусобица, начавшаяся после смерти Бердибека, все усиливалась. Отдельные группировки родовых князей выдвигали на золотоордынский престол своих кандидатов из рода чингисидов. Сильнее и авторитетнее других претендентов на престол был, видимо, брат Хызра Мюрид. Но прежде чем он успел захватить Новый Сарай, там был посажен на престол сын Хызра Тимур-ходжа. Медные монеты от 762 г. х. с именем Тимур-ходжи обнаружены в Мохше. Не исключено, что там он и находился до 1361 г. Родовые князья помогли ему убить отца и занять его место в Новом Сарае. Тимур-ходжа был посажен на престол на четвертый день после смерти Хызра. Прошла неделя его царствования, и в Новом Сарае начался мятеж крымского темника и столичного беглербека Мамая, провозгласившего ханом, видимо, в противовес пришельцам из Восточной орды, еще одного чингисида, надо полагать, из рода Узбека, Абдуллу. Еще целую неделю продержался Тимур-ходжа у власти, потом бежал на правый берег Волги и там был убит. Мамай вместе с Абдуллой ушел в Крым, а ханом в Новом Сарае был посажен Ордумелик. От него сохранились монеты, чеканенные в 762 г. х. в Новом Сарае и Азове. Рогожский летописец утверждает, что он удержался на престоле один месяц, после чего был убит.88 По контексту летописца можно думать, что Ордумелик был родственником, скорее всего младшим братом Тимур-ходжи.

Пока в Новом Сарае и Азове происходили описанные события, брат Хызра Мюрид сидел в Гюлистане, превращенном в 762 г. х. в отдельный престольный центр. Монетные находки с именем Мюрида позволяют утверждать, что он прочно удерживал за собой Гюлистан от 762 до 765 г. х. включительно. Гюлистанские монеты Мюрида, датированные 760 г. х., мы относим к 765 г. х., ибо арабская цифра 5 на монетных легендах иногда ошибочно передавалась гравером как нуль. Мюрид, видимо, готовил захват Нового Сарая, но не успел этого сделать, так как в Золотой Орде объявился еще один мятежник — Кельдибек. Последний самозванно провозгласил себя братом Бердибека и сыном Узбека. За Кельдибеком стояли крупные силы золотоордынских феодалов, которых не устраивала власть пришельцев из Восточной Орды. Уже в 762 г. х. от имени Кельдибека чеканилась монета в Новом Сарае, Мохше и Азове.

Здесь нам следует остановиться, чтобы уточнить хронологию правлений перечисленных ханов. Убийство Хызра произошло в 1361 г., т. е. в 762 г. х. После него в том же году в Новом Сарае царствовали Тимур-ходжа, Ордумелик и Кельдибек. Монеты Хайр Пулада, Азиз-шейха и Абдуллы того же года чеканки мы в расчет не принимаем, полагая, что их нужно относить к более позднему времени. Если иметь в виду, что 762 г. х. кончался 30 октября 1361 г., а Кельдибек правил в том году не менее месяца, то получается, что Хызр был убит не позднее первой половины августа 1361 г. Потом до конца августа 1361 г. правил Тимур-ходжа. Весь сентябрь 1361 г. правил Ордумелик. Октябрь 1361 г. остается на начало правления Кельдибека. Так что монеты Хызра от 763 и 764 г. х. надлежит убрать из табл. 1. То же сделаем с монетами от 761 и 764 гг. х. с именами Тимур-ходжи и Ордумелика.

Имя следующего после Хызра хана писалось как Темирь. Хозя (А. Е. Пресняков), Темир-Хозя (А. Н. Насонов, А. Ю. Якубовский), Тимур-Ходжа (М. Г. Сафаргалисв, Г. А. Федоров-Давыдов), Тимур-ходжа (В. Л. Егоров). Имя состоит из двух компонентов. Первый из них по-тюркски произносится «Темир» или «Темюр» и значит ‘железо’.89 Однако принять один из этих двух фонетических вариантов в качестве эталона для современного русского написания и произношения не представляется возможным. Во-первых, потому, что все советские историки, включая востоковедов, называют на персидский манер Тимуром знаменитого среднеазиатского полководца. Во-вторых, это имя, также в форме Тимур, стало сейчас и распространенным русским именем.90 Нам остается только присоединиться в написании этого имени к М. Г. Сафаргалиеву, Г. А. Федорову-Давыдову и В. Л. Егорову. Второй компонент имени хана — ходжа. Это слово персидского происхождения со времен древнетюркских памятников употребляется тюрками и означает ‘старый, старик’.91 В качестве второго компонента в имени слово «ходжа» воспринимается как ‘почтенный’. Полное имя хана принимаем в написании В. Л. Егорова — Тимур-ходжа.

Имя Ордумелик передается русским летописцем в форме Ардемелик.92 Советские авторы пишут его так: Орду-Мелик (А. Н. Насонов), Ордумелик (А. Ю. Якубовский), Ордамулюк (М. Г. Сафаргалиев), Орда-Мелик-шейх (Г. А. Федоров-Давыдов), Ордумелик-шейх (В. Л. Егоров). Скажем сразу, что прибавление к имени хана слова «шейх», показывающего мусульманское благочестие носителя такого имени, является механическим перенесением его из ираноязычных источников. Пока мы не прибегали к их помощи, и речь о них еще впереди. Имя этого хана на монетных легендах пишется Ордумелик-хан.93 Оно состоит из слов «орду» и «мелик». Первое слово значит ‘ставка, резиденция хана’,94 второе — ‘властитель, правитель’.95 Вместе эти слова понимаются как ‘правитель орды’. Причем, «орда» здесь, видимо, выступает не в своем первоначальном значении ставки, а в расширенном понимании этого термина, которое выявляется в сочетаниях «Белая орда» и «Синяя орда», т. е. орда-улус ‘страна, государство’. Имя Ордумелик по типу имени Бердибек надлежит писать в одно слово.

Следующим после Ордумелика ханом был Кельдибек. Летописи именуют его Килдибеком.96 Все наши предшественники пишут его имя Кильдибек. Так оно читается по-арабски на монетной легенде. По-тюркски это имя произносится Кельдибек. Оно состоит из формы прошедшего категорического времени тюркского глагола «кель-» ‘приходить’97 и слова «бек» ‘правитель, князь’. Сочетание «кельди+бек» трактуется нами как ‘он [ребенок] пришел [в этот мир] правителем’. Как видим, форма построения имен Бердибека и Кельдибека одинакова. Это обстоятельство и было причиной нашего недоверия к утверждению А. Ю. Якубовского, что Кулпа являлся родным братом Бердибека. Здесь можно вспомнить, что и имя Джанибека строилось аналогично имени его старшего брата Тенибека. Последнее можно толковать как ‘правитель по своим физическим качествам’, первое — ‘правитель по своим душевным качествам’. Так что морфологически одинаковое построение имен кровных братьев в роду у Бердибека прослеживается довольно отчетливо.

По подсчетам А. Н. Насонова, Кельдибека свергли с престола и убили осенью 1362 г.,98 т. е., видимо, в 763 г. х., конец которого приходился на 20 октября 1362 г. Новгородская IV летопись глухо говорит о пребывании Кельдибека на новосарайском престоле: «И се ин царь въста Килдибик, и тъи многых поби, а последь сам оубьен бысть».99 Путаные сведения Рогожского летописца, помещенные под 1362 г., представляют дело так, что Кельдибек погиб в битве с «Хидыревым сыном» Мюридом. Причем противоборствующие армии вначале стояли по обе стороны Волги. Потом «Мамаи привел с собою царевича и бысть Мамаю с Мурутом сеча о Волзе».100 Данные нумизматики позволяют реконструировать события следующим образом. В начале октября 1361 г. Кельдибек привел свои войска с запада (может быть, от Азова) на завоевание Нового Сарая, где в то время сидел Ордумелик, который, возможно, был сыном Хызра. В сражении Ордумелик погиб, а Кельдибек утвердился на престоле в Новом Сарае. Там он пребывал, если принять расчеты А. Н. Насонова, до осени 1362 г., т. е. до конца 763 г. х. В начале осени, т. е. в сентябре 1362 г., из Крыма пришел Мамай с войском и своим ставленником Абдуллой. Произошла битва между войсками Мамая и Кельдибека. Последний был разгромлен, но не убит. Из поля зрения русских летописцев Кельдибек ушел навсегда. Но, оставшись в живых, он, видимо, не потерял надежды отвоевать новосарайский престол.

Имя этого хана вновь появляется па монетах Янги-шехра (Нового города, отождествляемого с городищем Старый Орхей в Молдавии) в 765 г. х., начало которого приходилось на 10 октября 1363 г. В том же году хиджры, кончавшемся 27 сентября 1364 г., монеты Кельдибека сменяются в Янги-шехре монетами Абдуллы, который изгнал своего соперника из этого города, как прежде он выдворил его из Азова и Нового Сарая. Но и на этом не заканчивается борьба Кельдибека с Абдуллой. Под 767 г. х. (сентябрь 1365 — сентябрь 1366 гг.) встречаются монеты обоих соперничавших ханов, чеканенные в Азове. За 766 и 768 гг. х. есть азовские монеты только Абдуллы. Отсюда можно сделать вывод, что Кельдибек погиб в промежутке между сентябрем

1365 и сентябрем 1366 г. Имея это в виду, мы все же считаем концом правления Кельдибека время изгнания его из столичного города Нового Сарая, т. е. сентябрь 1362 г.

Итак, Абдулла, которого Мамай провозгласил ханом еще в августе 1361 г., воссел на престол в Новом Сарае только в сентябре 1362 г. Там он чеканил монету и в 764 г. х. Возможно, Абдулла удержался у власти до конца 1362 г. Зимой 1362 г. выстудивший из Гюлистана Мюрид разгромил войска Мамая и прогнал Абдуллу из Нового Сарая па правый берег Волги. В 764 г. х. Мюрид чеканил монету в Новом Сарае, Гюлистане и Сарае. С 1363 г. в русских летописях появляется термин «Муротова орда», обозначающий ордынские земли на восток от Волги.101 Территория Золотой Орды к западу от Волги получает наименование «Мамаевой орды».102

Наши предшественники писали имя Мюрида следующим образом: Амурат (А. Е. Пресняков, А. Н. Насонов), Мурут (А. Ю. Якубовский), Мурат (М. Г. Сафаргалиев), Мурид (Г. А. Федоров-Давыдов), Мюрид (В. Л. Егоров). Две первые формы отражены в русских летописях.103 Из них первая летописная форма модернизируется М. Г. Сафаргалиевым, а Г. А. Федоров-Давыдов и В. Л. Егоров развивают и уточняют вторую летописную форму, которая отражена и на монетных легендах. Тюркское слово «мюрид», означающее ‘ученик, последователь’, издревле было заимствовано у арабов.104 По-арабски оно произносилось «мурид». В качестве мужского имени у арабов оно, видимо, не употреблялось. Некоторые позднейшие русские летописцы спутали его с арабским собственным именем Мурад, так появилась форма Амурат.

Имя первого хана Мамаевой орды писалось русскими летописцами в форме Авдуля.105 Большинство русских и советских историков называет его Абдуллахом. Арабское мужское имя Абдуллах имеет прозрачную этимологию — ‘слуга, раб божий’.106 Произносится оно арабами и тюрками одинаково — Абдулла. Откуда же берется конечный согласный «х»? Таково традиционное написание, точнее транслитерация этого имени у русских арабистов. Поскольку в нашу задачу входит выявление правильного произношения имен золотоордынских ханов, мы от упомянутой традиции отказываемся в пользу Абдуллы.

С именами Абдуллы и его преемника Бюлека связывается многолетняя борьба за власть в Золотой Орде темника Мамая, закончившаяся его разгромом на Куликовом поле в 1380 г. По словам Ибн Халдупа, Мамай был улусным князем еще в годы правления Бердибека. Он был женат на дочери Бердибека,107 обладал неуемным честолюбием и огромной реальной властью. Не будучи по рождению чингисидом, он не мог претендовать на золотоордынский трон. Поэтому Мамай, как и Тимур в Средней Азии, стал властвовать от имени подставных лиц, принадлежавших, видимо, к потомкам Узбека.

Мюрид недолго удерживал в своих руках власть над всем Волжским левобережьем. Уже в 764 г. х., который заканчивался 9 октября 1363 г., он должен был покинуть Новый Сарай и Сарай, где его место занял Хайр Пулад. Мюрид сохранил за собой только Гюлистан. В русских летописях сведения о Мюриде в последний раз можно прочитать под 1363 г.108 Последние гюлистанские монеты Мюрида датированы 765 г. х. (октябрь 1363—сентябрь 1364 гг.).

Настало время подвести итоги работы над монетным материалом, содержащимся в табл. 1. Результат ее представлен в табл. 2.

 

Таблица 2

Город

Дата

Азов

Новый Сарай

Гюлистан

Сарай

Ургенч

759 г. х.

(14.Х11 1357-

2.XII 1358)

Бердибек

Кулпа (?)

Бердибек

Навруз (?)

Бердибек

Хызр (?)

Бердибек

 

Бердибек*

 

760 г. х.

(3.XII 1358-

22.XI 1359)

Бердибек (?)

Кулпа*

Навруз (?)

Хызр (?)

Бердибек

Кулпа

Бердибек

Кулпа

Навруз (?)

Хызр (?)

 

Бердибек*

Кулпа

Навруз (?)

Хызр (?)

761 г. х.

(23.XI 1359-

10.XI 1360)

Кулпа

Навруз

Хызр

Кулпа

Навруз

Хызр*

Кулпа

Навруз

Хызр*

Хызр*

Кулпа*

Навруз*

Хызр

762 г. х.

(11.XI 1360-

30.Х 1361)

Хызр

Ордумелик

Кельдибек*

Хызр*

Тимур-ходжа

Ордумелик

Кельдибек

Хызр*

Мюрид

 

Хызр*

763 г. х.

(31.X 1361-

20.X 1362)

Кельдибек*

Абдулла

Кельдибек*

Абдулла

Мюрид

 

 

764 г. х.

(21.X 1362-

9.Х 1363)

Абдулла

Абдулла

Мюрид

Хайр Пулад*

Мюрид*

Мюрид

Хайр Пулад

 

* Встречаются не только серебряные, но и медные монеты этого хана.

 

Из табл. 2 видно, что в 759—764 гг. х. имен реальных золотоордынских ханов по сравнению с данными табл. 1 было гораздо меньше. Порядок их расположения в табл. 2 позволяет год за годом проследить смену власти в отдельных центрах Золотой Орды. Больше всего сомнений вызывают монеты, датированные. 759 и 760 гг. х. Формально эти годы выходят за рамки нашего исследования.

Теперь можно продолжить рассмотрение монетного материала в качестве источника наших сведений о хронологии правлений золотоордынских ханов 60—70-х годов XIV в. Уже в 762 г. х., при Хызре, т. е. видимо, летом 1361 г., прекратилась чеканка монет с именами ханов Золотой Орды в Ургенче. В 765 г. х. прибавилось два центра золотоордынской монетной чеканки, которые дают множество монетных находок, — Янги-Шехр (Новый город) и Орда. В промежутке времени между 765 и 782 гг. х., единичные находки золотоордынских монет дают города Крым, Маджар, Мохша, Хаджитархан (городище Шареный бугор нa правом берегу Волги, несколько выше Астрахани) и Сарайчик (Сарайчикское городище близ Гурьева).

Доказано, что Янги-шехр (на монетных легендах это название обычно писалось по-арабски — Шехр ал-джедил) располагался в Молдавии на месте городища Старый Орхей. Обнаружены монеты Янги-шехра с именами Кедильбека (765 г. х.) и Абдуллы (765—770 гг. х.), которые чеканились в промежутке времени от октября 1363 г. до августа 1369 г. Монеты Янги-шехра с именами других ханов не встречаются. Известно, что в конце 60-х годов XIV в. Янги-шехр был разрушен молдаванами и возродился только в XV в. Имея это в виду, мы не будем включать монеты Янги-шехра в новую таблицу.

Орда (на монетных легендах — Орду) была местом регулярной чеканки золотоордынски.х монет от 765 г. х. до конца интересующего нас периода, т. е. до 782 г. х. Этот монетный двор продолжал функционировать и позднее. Подавляющее большинство исследователей считает, что Орда не являлась каким-то определенным поселением, а обозначала лишь походную ставку хана. На такое утверждение можно возразить, что монетных центров в Золотой Орде было и так достаточно. Монеты не были продуктом, который требовалось производить ежедневно, на любой стоянке.

До Токтамыша в Орде чеканили монету только Абдулла и его преемник Бюлек. Известны монеты Токтамыша, битые в Новой Орде (Орду ал-джедид) в 780-х гг. х. Определение «Новая» к слову «Орда» свидетельствует против отождествления этого пункта с походной ханской ставкой. Сарай, например, мог быть Старым и Новым, а ханская ставка не меняла своего определения от перемены места. Кроме того, в русских летописях, отражающих события, имевшие место после появления Мамаевой орды, встречаются сообщения, в которых слово Орда можно трактовать только как название престольного города Мамаевой орды. Например, во фразе: «Митяи поиде по суху к Орде, а Диониси Влъгою в судех к Сараю»,109 повествующей о событиях 1379 г., название Орда воспринимается однозначно. Поэтому реальнее предположить, что Орда являлась постоянной оседлой базой ханов—ставленников Мамая. Вопрос только в том, где она находилась?

До наших дней не дошли ярлыки Абдуллы, но сохранилась жалованная грамота хана Бюлека (в старинном русском переводе имя хана — Тюляк). Этот документ был выдан 28 февраля 1379 г., когда ставка хана находилась на левом берегу Днепра в местности, называемой Великим Лугом (ныне — территория, занятая Каховским водохранилищем, на северо-западе Запорожской обл. УССР).110 Конец февраля в Северном Приазовье — время, мало удобное для перекочевок или военных походов. Скорее всего, именно где-то здесь, в районе Великого Луга, располагался постоянный военный лагерь Бюлека и его предшественника Абдуллы. Этот лагерь мог служить форпостом, охранявшим подступы к Крыму, где находилась резиденция Мамая. Именно там располагались канцелярия и монетный двор хана-чингисида. Поэтому и назывался этот лагерь Орда — ставка хана.

Археологическими раскопками последних лет выявлено Запорожское городище. Oнo расположено в 30 км южнее Запорожья, т. е. в районе Великого Луга. Археологи предполагают, что на месте Запорожского городища находился значительный золотоордынский город, видимо, игравший роль административного центра провинции.111 Запорожское городище как нельзя больше подходит к резиденции Абдуллы и Бюлека городу Орде, с которым мы это городище и отождествляем.

Итак, предлагаемая ниже таблица 3 включает монетный материал 765—782 гг. х., местом чекана которого были города Орда, Азов, Новый Сарай, Гюлистан и Сарай.

Монетные находки, размещенные в табл. 3, показывают, что ханы Мамаевой орды представлены здесь гораздо полнее, чем все прочие. Из 90 клеток табл. 3 только в 50 вписаны имена ханов. Если клетки Орды и Азова заполнены удовлетворительно (из 36—25), то клетки Нового Сарая и особенно Гюлистана и Сарая зияют белыми полями (из 54 заполнены 25). Наличие слишком большого числа клеток, где записано только имя Токтамыша, вызывает опасение, что после критического рассмотрения означенных монет окажется, что белых пятен в табл. 3 еще больше.


 


Таблица 3

Город

Дата

Орда

Азов

Новый Сарай

Гюлистан

Сарай

765 г. х.

(10.X 1363-

27.IX 1364)

Абдулла

Абдулла

Азиз-шейх

 

Мюрид

 

766 г. х.

(28.IX 1364-

17. IX 1365)

Абдулла

Абдулла*

Азиз-шейх

Хайр Пулад

Пулад-ходжа

Азиз-шейх

 

767 г. х.

(18.IX 1365-

6.IX 1366)

Абдулла

Кильдибек

Абдулла

Азиз-шейх*

Бюлек**

Азиз-шейх

 

768 г. х.

(7.IX 1366-

27.VIII 1367)

Абдулла

Абдулла

Азиз-шейх

Азиз-шейх

Абдулла

769 г х.

(28.VIII 1367-

15.VIII 1368)

Абдулла

Бердибек

Абдулла

 

 

 

770 г. х.

(16. VIII 1368-

4.VIII 1369)

Абдулла

Бюлек

Абдулла

 

 

Токтамыш

771 г. х.

(5.VII 1359-

25.VII 1370)

Абдулла

Бюлек

 

Бюлек

 

 

772 г. х.

(26.VII 1370-

14.VII 1371)

Абдулла

Бюлек*

 

Толунбек**

 

 

773 г. х.

(15.VII 1371-

2.VII 1372)

Бюлек

 

Толунбек**

Бюлек

 

 

774 г. х.

(3.VII 1372-

22.VI 1373)

Бюлек

 

Урус (?)

 

 

775 г. х.

(23.VI 1373-

11.VI 1374)

Бюлек

 

 

 

 

776 г. х.

(12.VI 1374-

1.VI 1375)

Бюлек

 

 

 

 

777 г. х.

(2.VI 1375-

20.V 1376)

Бюлек

Бюлек

Бюлек

Каганбек

 

 

778 г. х.

(21.V 1376-

9.V 1377)

 

 

Токтамыш

Токтамыш

Токтамыш


 

Продолжение табл. 3

Город

Дата

Орда

Азов

Новый Сарай

Гюлистан

Сарай

779 г. х.

(10.V 1377-

29.IV 1378)

Токтамыш

 

Арабшах

Токтамыш

 

 

780 г. х.

(30.IV 1378-

18.IV 1379)

Бюлек

 

 

 

Токтамыш

781 г. х.

(19.IV 1379-

6.IV 1380)

 

Токтамыш

Токтамыш

Токтамыш

Токтамыш

782 г. х.

(7.IV 1380-

27.III 1381)

Бюлек

Токтамыш

Токтамыш

Урус

Арабшах

Токтамыш

Токтамыш

Токтамыш

* Встречаются не только серебряные, но и медные монеты этого хана.

** Найдены только медные монеты.

 

Неизвестно, удалось ли Абдулле позднее еще раз захватить новосарайскии престол, а вот Сарай он захватил и в 768 г. х. (1366/67) чеканил там монету. Возможно, путь в Сарай лежал у Абдуллы через Маджар, располагавшийся на Северном Кавказе При слиянии рек Бювалы и Кумы, и Хаджитархан, которые он иредварительно отвоевал у своих соперников, имена которых не сохранились.

Из сказанного выше следует, что только сарайская монета Абдуллы, битая в 768 г. х., не подлежит сомнению. Однако захватить Сарай, минуя Маджар и Хаджитархан, было вряд ли возможно. Известно, что преемник Абдуллы Бюлек владел Маджаром (монеты от 771 и 774 гг. х.) и Хаджитарханом (монета от 782 г. х.). Не исключено, что он не сам завоевал эти города, а получил их после смерти Абдуллы. В разных публикациях город на монетах Бюлека, чеканенных в 771 и 774 гг. х., называется то Маджар, то Новый Маджар. Или это были два разных города? Известно, например, что ярлык золотоордыпского хана Улуг-Мухаммеда, выданный в Крыму в 1420 г., указывает населенный пункт Маджар, расположенный на Керченском полуострове.112 Сохранились монеты Абдуллы, которые принято считать новосарайскими, хотя на монетном поле находятся только слова, традиционно читаемые «зарб ал-джедид», т. е. ‘чекан новый’. Мы предложили бы другое чтение первого слова в этом сочетании — «Маджар ал-джедид» ‘Новый Маджар’. Во всяком случае для монет Аблуллы от 770 г. х., опубликованных Н. М. Фомичевым под № 127—129,113 предложенное нами чтение представляется несомненным.

В своей ставке Орде Абдулла чеканил монету непрерывно от 765 г. х. (1363/64) до 771 г. х. (1369/70). Сохранились его ордынские монеты, битые в 772 г. х. К живому Абдулле они, видимо, уже не имели отношения, ибо мы имеем монеты Бюлека от 771 г. х., чеканенные в Орде, Маджаре и Новом Сарае. Так что смена власти произошла в Мамаевой орде, скорее всего, не позднее июня 1370 г. Русские летописи сообщают под 1370 г., что Мамай «у себя в Орде посадил царя другаго Мамат Солтан».114 Что сталось с Абдуллой — неизвестно. Мы склонны думать, что это про Абдуллу повествуется в Никоновской летописи, составленной уже в XVI в. В рассказе о всесилии Мамая накануне Куликовской битвы летописец замечает: «Таже и самого царя своего уби... уведе же, яко любят татарове его царя его, и убояся, еда како отъиметь от него власть его и волю его, и того ради уби его и всех верных его и любящих его...» 115

Обратимся к реконструкции событий, имевших место в промежутке времени от осени 1363 г. до лета 1370 г., т. е. в 765—771 гг. х., на территории Волжского левобережья.

Выше мы уже называли имя Хайра Пулада, который боролся за власть с Мюридом. В 764 г. х. он чеканил монету в Новом Сарае и Сарае. В следующем году монеты с его именем не встречаются. Возможно, Хайр Пулад сидел тогда в Новом Сарае. Новосарайские монеты каких бы то ни было ханов за 765 г. х. пока не обнаружены. Вероятно, в том же году Хайр Пулад был изгнан из Нового Capая Азиз-шейхом, который в 765 г. х. бил монету в Азове, а в 766 г. х. единолично представлен монетами Нового Сарая. Вспомним, что из новосарайской клетки под 762 г. х. в табл. 1 мы убрали имена Абдуллы, Хайра Пудада п Азиз-шейха. В то время и без них в Новом Сарае пересидело достаточно ханов. Не исключено, что те новосарайские монеты Абдуллы, Хайра Пулада п Азиз-шейха были изготовлены в 766 г. х. Просто последняя цифра в дате 766 г. х. была по ошибке вывернута резчиком штемпеля задом наперед. Так из арабской цифры 6 получилась цифра 2. Если принять это допущение, то можно предположить, что в промежутке времени между сентябрем 1364 г. и августом 1365 г. Хайр Пулад бился за власть с Абдуллой, на короткий срок захватившим Новый Сарай. Под конец их обоих одолел Азиз-шейх.

Изгнанный из Нового Сарая, Хайр Пулад занял в Гюлистане место Мюрида, видимо, осенью 1364 г., когда начался 766 г. х., и чеканил там монету. Правда, на легендах его монет значатся Новый Гюлистан. Мы полагаем, что речь идет об одном и том же городе (как в в случае с Новым Маджаром). Имя Хайра Пулада на гюлистанских монетах в том же 766 г. х. сменяется именем Пулад-ходжи. В конце 766 г. х., т. е. в начале сентября 1365 г., их вытеснил из Гюлистана все тот же Азиз-шейх. Последний продержался в Новом Сарае и Гюлистане до 768 г. х. включительно.

Принято считать, что в 768 г. х. (1366/67) в Новом Сарае бил монету еще Пулад-Тимур116 Может быть, так оно и было, но доказать это трудно, так как на монетах Пулад-Тимура отсутствует указание на место чекана. Русские летописи под 1367 г. сообщают: «Того же лета князь ординскыи, именем Булат Темирь, прииде ратью татарскою и пограби уезд даже и до Волги». Ордынские войска были разгромлены русскими на реке Пьяне. Булат-Тимур «оттуду бежа в Орду, гоним гневом божиим, и тамо убьен бысть от Азиза царя».117 Обычно исследователи считают Пулад-Тимура монетных легенд одним лицом с Булат-Тимуром русских летописей. Мы полагаем, что русские летописцы рассказывают, скорее, об ордынском военачальнике, находившемся в подчинении у Азиз-шейха, чем о хане-сопернике новосарайского правителя. Тем более, что имя ордынского налетчика варьируется летописцами: Булат Темирь и Булак Темирь.118 Если имя Булат является тюркским вариантом персидского Пулад, то тюркское имя Булак с Пуладом никак не согласуется.

Арабское слово «азиз» в имени Азиз-шейха было заимствовано еще древними тюрками в значении ‘ценный, дорогой’.119 Второй компонент имени - слово «шейх» было также заимствовано тюрками вместе с мусульманской религией. Оно обозначало ‘человека почтенного по летам и нравственности’.120 В сочетании Азиз-шейх оно выступает в роли именной приставки, Потому и писать его надлежит с маленькой буквы.

Трудно судить о происхождении Азиз-шейха, не имея на то документальных свидетельств. Впрочем, в старинном русском переводе ярлыка Бюлека (Тюляка) от 1379 г., где за русской церковью записываются различные привилегии, имя Азиза фигурирует рядом с именем Бердибека. Тот и другой называются Бюлеком в качестве жалователей — предшественников.121 Вряд ли Бюлек, выдвинутый Мамаем в качестве ревнителя традиций рода Узбека, стал называть Азиза по имени, т. е. признавать своим законным предшественником, если бы тот принадлежал к роду ханов Восточной орды, против которых всю жизнь боролся Мамай.

Но тот ли это Азиз называется в ярлыке Бюлека? Ведь имя Азиза в русском переводе стоит перед именем Бердибека. Невольно вспоминаются загадочные гюлистанские монеты, относимые к 767 г. х. На них имя Азиз соседствует с именем Джанибек. Традиционно первое имя приписывалось Азиз-шейху, а второе считалось принадлежащим Джанибеку II. Не правильнее ли будет датировать те монеты 757 г. х, (на монетах арабские цифры 5 и 6 легко спутать) и допустить, что имя Азиз принадлежит отцу Бердибека Джанибеку? Тогда, возможно, и в ярлыке Бюлека упомянуты не Азиз-шейх и Бердибек, а Джанибек и Бердибек? Можно предположить также, что слово «азиз» перед именем Джанибека являлось не именем, а своеобразным определением к имени Джанибека. Эту особенность мог наследовать и Бердибек. Тогда в ярлыке Бюлека в качестве предшественника назван только Азиз Бердибек.

В своем первом труде по золотоордынской нумизматике М. X. Френ объединил монеты Хайр Пулада, Пулад-ходжи и Пулад-Тимура под одной рубрикой, видимо, считая, что эти три имени носил один хан.122 В. В. Григорьев полагал, что такое объединение вполне возможно, во всяком случае «хронологических препятствий к этой тождественности не имеется».123 Рассмотрим каждое из трех имен в отдельности. Имя Хайр Пулад состоит из двух компонентов — арабского слова «хайр» и персидского - «пулад». Слово «хайр» встречалось уже в древнетюркских памятниках в смысле ‘добро, благо’.124 Это же слово употреблялось в качестве мусульманского имени. Слово «пулад» произносилось тюрками «булат», означало ‘сталь, булат’,125 издревле употреблялось в качестве имени собственного,126 Вероятно, Хайром назвали Пулада после принятия им мусульманской веры. Писать эти два имени надлежит раздельно. В сочетании Пулад-ходжа слово «ходжа» указывало на мусульманское благочестие хана. Эту именную приставку следует писать с маленькой буквы. Имя в целом осмысливается как ‘почтенный Пулад’. Двойное имя Пулад-Тимур можно перевести сочетанием ‘булатное (т. е. закаленное) железо’.

На монетах последнее имя этого хана, если принять мнение В. В. Григорьева о том, что перечисленные три имени последовательно сменял одни человек, писалось Пулад-Тимур. Тюрки, конечно, произносили первую часть имени Булат. Видимо, и сам хан предпочитал произносить свое имя на тюркский манер, ибо причислял себя к потомкам Джанибека. Это явствует из легенд на монетах Булат-Тимура, где его имя соседствовало с именем Джанибека.

Больше о ханах Волжского левобережья, правивших там от осени 1363 г. до лета 1370 г., мы ничего не знаем. Возвращаемся в Мамаеву орду, где не позднее июня 1370 г. ханом утвердился второй ставленник Мамая, которого русские летописи называли Мамат Солтаном, а русские и советские историки — Мухаммед-Булаком. Автор этих строк однажды уже рассматривал имя Мухаммед-Булак. Выяснилось, что Мухаммед — это мусульманское имя Булака. Арабское чтение «Булак» правильнее заменить тюркским «Бюляк». Поскольку это имя в древнетюркских памятниках не зарегистрировано, но там встречается имя Тюляк, то именно так и нужно произносить имя интересующего нас золотоордынского хана. Подтверждение тому — русский перевод ярлыка Тюляка от 1379 г.127

Теперь мы пересмотрели прежнюю концепцию. Начнем с того, что имя хана, отраженное на монетных легендах, по-арабски действительно читается Булак. Об этом свидетельствует прорисовка монетной легенды, помещенной в книге М. X. Френа,128 и публикация С. А. Яниной изображения монеты того же типа.129 Дело в том, что арабская буква «ба» принадлежит к числу немногих исключений из общего правила, согласно которому диакритические точки на монетных легендах ставятся только над строкой. Иногда, как в вышеприведенных примерах, диакритическая точка под буквой «ба» проставляется. По-тюркски правильнее было бы читать имя хана «Бюлек». Это слово содержится в сочинении арабского филолога начала XIV в. Ибн Муханны, которое он посвятил тюркскому языку. Слово «бюлек» означало ‘дары, подарок’.139 Оно встречается и в более поздних тюркских текстах.131 В арабоязычном памятнике XIV в. «Биография ал-Малик ан-Насира» приводится и тюркское имя Бюлек.132

Как же совместить это имя с именем Тюляка, выдавшего ярлык русскому митрополиту? Если написание Тюляк не было ошибочным воспроизведением имени Бюлек в одном из ранних русских списков ярлыка от 1379 г. (и такое могло случиться), то можно предложить другое объяснение этому факту. Тюркское слово «тюляк», правильнее «тюлек», имело такие значения, как ‘полинялый, потертый’, ‘смирный, скромный’133 и даже ‘трус’.134 Замена в русском переводе ярлыка имени Бюлек на Тюляк могла, таким образом, служить своеобразным выражением отношения русских князей к этому слабому отпрыску рода Чингис-хана, послушному исполнителю воли всесильного темника Мамая.

Первая новосарайская медная монета с именем Бюлека была отмечена в табл. 1 еще под 763 г. х. Мы не поместили эту монету в табл. 2, считая, что она относится к более позднему времени. Во второй раз опять-таки медная монета Бюлека, чеканенная в Новом Сарае, отмечена в табл. 3 под 767 г. х. Считаем, что и в этом случае мы имеем дело с не совсем правильным обозначением даты. Вспомним уже неоднократно отмеченную ошибку в гравировке даты на монетном штемпеле, когда резчик менял местами цифры, обозначавшие десятки и единицы. Тогда вместо числа 767 на монете Бюлека нужно читать 776. Известны новосарайские монеты Бюлека от 773 и 777 гг. х. Он мог их чеканить в Новом Сарае в 776 г. х. Именно под этим годом следует поместить новосарайские медные монеты Бюлека, изъяв их из клетки под 767 г. х. Монета Бюлека, помеченная 763 г. х., скорее всего, относится к 773 г. х. Под 772-773 гг. х. известны новосарайские медные монеты Толунбек-ханум. Сохранилась еще ее медная монета, чекана Мохши от 773 г. х. Это беспрецедентный, единственный из известных в золотоордынской нумизматике случаев чеканки монеты с именем женщины. Названное имя расчленяется на три компонента: «толун + бек + ханум». Первый компонент читается по-арабски «тулун», а по-тюркски — «толун», что означает ‘полный, наполненный’ и ‘полная’ (применительно к луне).135 В целом женское имя Толунбек можно трактовать как ‘совершенная правительница’. «Ханум», или «ханым», значит ‘ханша, госпожа’.136

Кто же такая эта Толунбек-ханум? Трудно допустить, чтобы восточные или русские источникн ничего не сообщали об этой, несомненно, выдающейся женщине. Тем не менее за все 70-е годы XIV в. в источниках нет ни одного упоминания о Толунбек-ханум. Обращаемся к материалам 80-х годов XVI в., и в Тверской летописи под 1386 годом читаем: «Того же лета царь Тахтамышь убил сам свою царицу, нарицаемую Товлумбеку» (в Рогожском летописце то же имя читается «Товлунъбека»).137 Итак, женское имя, зафиксированное на легендах медных золотоордынских монет, чеканенных в Новом Сарае и Мохше, совпадает с именем жены Токтамыша. Остается совместить эти имена во времени. Оказывается, что и на это у нас имеются некоторые формальные основания. Ордынские, новосарайские, гюлистанские и сарайские монеты Токтамыша, отмеченные в табл. 3 под 770, 778 и 779 гг. х., мы относим соответственно к 780, 788 и 789 гг. х., о чем еще будет речь ниже. Во всех этих случаях резчик монетного штемпеля перевернул вверх ногами арабскую цифру десятков — 8. Перевернутая восьмерка читается как арабская цифра 7. То же, видимо, произошло и с датой на монетах супруги Тохтамыша. На самом деле ее монеты были чеканены не в 1370—1372 гг, а на десять лет позже — в 782—783 гг. х., т. е. в 1380—1382 гг. Следовательно, ко времени правления Бюлека монеты Толунбек-ханум никакого отношения не имеют. У нас нет также оснований и для включения Толунбек-ханум в список имен золотоордынских ханов 60—70-х годов XIV в.

Итак, самой ранней монетой Бюлека, битой в Новом Сарае, остается его дирхем от 771 г. х. (1369/70). За ним следуют дирхемы и пулы Бюлека от 773 и 776 гг. х. В 777 г. х. (1375/76) серебряные монеты Бюлека, чеканенные в Новом Сарае, соседствуют уже с дирхемами Каганбека. К какому ответвлению рода Чингис-хана принадлежал Каганбек — остается только гадать, так как никаких документальных свидетельств о нем пока не найдено. Предположительно, в конце 1375 г. Бюлек был изгнан из Нового Сарая и больше никогда туда не возвращался.

Этому последнему эпизоду предшествовали события в Сарае. Если власть Абдуллы удерживалась в Сарае до конца дней его, то, возможно, что ее наследовал у него Бюлек. По расчетам Т. И. Султанова в 776 г. х. (1374/75) хан Восточной орды Урус (1368—1377), резиденцией которого был Сыгнак, предпринял военный поход, захватил Сарай и стал бить там монету от своего имени. Уже в 777 г. х. он вынужден был покинуть Сарай и вернуться в Сыгнак, где и умер в начале 1377 г. 138

Согласно приведенным рассуждениям получается, что Бюлек лишился Сарая в 776 г. х., а из Нового Сарая он был выдворен только в 777 г. х. События тех лет могли разворачиваться и по-другому. Рассказывая о золотоордынских делах, имевших место в 776 г. х., Ибн Халдун, не ведая, что тогда существовали два Сарая, передает такую версию. Владетель Хаджитархана Салчи-Черкес пошел на Мамая, победил его, отнял Сарай и заставил Мамая удалиться в Крым. После этого хан из Хорезмской страны Урус послал войска, которые осадили Хаджитархан. Когда силы Салчи-Черкеса были отвлечены на отпор Урусу, на Сарай напал Айбек (?) и захватил его. Через некоторое время Айбек погиб. Его сменил сын, которого звали Кары (?). Против последнего выступил Урус и отнял у него Сарай. Кары бежал в свой первоначальный удел.130

В ссылке на этот рассказ Ибн Халдуна мы не случайно указали страницу не только русского перевода рассказа, выполненного В. Г. Тизенгаузеном, но и его арабского текста. Дело в том, что русская передача личных имен у В. Г. Тизенгаузена нас не вполне устраивает. Начнем с имени хаджитарханского владетеля. В переводе оно приведено в форме Хаджичеркес, или просто Хаджи. Оставим вторую часть этого сложного имени — Черкес, русская передача которого у нас сомнений не вызывает. Первая часть имени встречается в рассказе Ибн Халдуна четыре раза, В. Г. Тизенгаузен везде уверенно называет его по-русски Хаджи, а между тем в арабском тексте, публикуемом на основании печатного издания и двух рукописей, есть и разночтение — Салчи. Мы выбираем эту форму. «Салчи» — древнее тюркское слово, означающее ‘повар’.140 Слова «салчи» и «хаджи» в скорописном арабском написании почти нераз-личимы. Конечно, для арабиста слово «хаджи» понятнее и потому предпочтительнее. Однако чтение «Салчи» правильнее, потому что русские летописи XIV-XV вв. под 1375 г. единодушно называют владетеля «Хазитороканя» именем Салчнн, или Салчеи.141 А ведь они руководствовались не книжным написанием, а живым звучанием этого имени. На легендах медных монет, битых в Хаджитархане в 776 г. х., имя правителя дается в форме Черкесбек, т. е., видимо, ‘правитель черкесов’.

Теперь надлежит уточнить вопрос с сарайскими монетами Уруса. П. С. Савельевым опубликованы монеты Уруса, битые в Новом Сарае, на которых стоит дата 782 г. х.142 В материалах, изданных Г. А. Федоровым-Давыдовым, указана новосарайская монета Уруса с предположительной (под знаком вопроса) датой 774 г. х.143 Значит, Урус чеканил монету не в Сарае, а в Новом Сарае. Выше уже говорилось, что было это в 776 г. х. Число 782 в арабским начертании легко прочитать как 776. Для этого нужно цифру 8 перевернуть вверх ногами, а цифру 2 развернуть задом наперед, т. е. перед нами обычная для резчиков золотоордынского монетного штемпеля ошибка. Кстати, эти резчики переставили буквы даже в имени Уруса. С предположительной датой 774 г. х. дело обстоит еще проще. Арабская цифра 6 на монетной легенде вполне может быть прочтена русским человеком как 4.

Следовательно, в 776 г. х. (12 июня 1374 — 1 июня 1375г.) Урус выдворил Бюлека из Нового Сарая, а Салчи-Черкес в том же году совершил нападение со стороны Хаджитархана на прежнюю столицу — Сарай — и овладел им. Не исключено, что Урус еще прежде, на своем пути из Сыгнака в Новый Сарай, овладел Сараем и Гюлнстаном. Монеты Уруса, чеканенные в Сарае и Гюлистане, или еще не найдены, или, скоре всего, тогда в этих городах монетные дворы просто не функционировали. Тем, вероятно, и объясняются лакуны в табл. 3. Так что Салчи-Черксс отобрал Сарай не от Бюлека, а от Уруса. Пока происходили сражения между войсками Уруса и Салчи-Черкеса, Бюлеку удалось отвоевать Новый Сарай от Уруса и прогнать последнего обратно в Сыгнак.

Борьба Бюлека с Салчи-Черкесом за Сарай развернулась, видимо, уже в 777 г. х., т. е., скорее всего, во второй половине 1375 г. Тогда-то на Новый Сарай и напал Каганбек. Он захватил этот город и пребывал там до своей смерти, которая последовала не позднее 779 г. х. (1377/78), потому что в том году в Новом Сарае чеканит монету уже Арабшах. Наверное, это Каганбек и Арабшах называются у Ибн Халдуна Айбеком (или Эльбеком) и его сыном Кары (или Карыбханом). Причем Арабшах был изгнан из Нового Сарая, конечно, не Урусом, а уже Токтамышем.

В русских летописях говорится о том, что в августе 1377 г. «перебежа из Синие орды за Волгу некоторый царевичь, именем Арапша», который вначале хотел идти в набег на Нижний Новгород, а потом пограбил Засурье.144 Арабшах, имя которого может трактоваться как ‘владыка над арабами’, назван русскими летописцами выходцем из Синей орды, т. е. из Восточной, а не .Мамаевой орды, н царевичем, так как «настоящий» царь (=хан) был, по мнений тех же летописцев, под рукой Мамая. Может быть и другое тому объяснение. Арабшах во время набега на русские земли п августе 1377 г. был еще наследником престола. Вернувшись из этого похода с большой добычей, он получил материальную возможность для организации свержения с престола своего отца Каганбека. Не так давно найден новосарайский дирхем Арабшаха, на котором стоит дата 783 г. х.145 Сомнительно, чтобы в то время Арабшах еще сидел в новом Сарае. Свои соображения на этот счет мы изложим несколько позже, а пока вернемся к личности Бюлека.

В Орде регулярно чеканилась монета с именем Бюлека. начиная с 771 г. х. Его дирхем с датой, которую можно прочитать как 770 г. х., мы относим к 780 г. х. После 777 г. х., вопреки утверждению В. Л. Егорова,146 известны ордынские монеты Бюлека от 780 и 782 гг. х.147 Кроме того, сохранились его дирхемы, битые в 782 г. х. в Хаджитархане148 В варианте летописной повести о Мамаевом побоище, приведенном в Никоновской летописи, говорилось о том, что Мамай убил своего ставленника. Мы полагаем, что речь там шла про Абдуллу. М. Г. Сафаргалиев считал, что убит был, причем непосредственно перед Куликовской битвой 1380 г., Бюлек.149 Распространенное мнение о том, что в момент Куликовского сражения в Мамаевой орде уже не было хана, роль которого исполнял сам Мамай,150 не выдерживает критики.

Действительно, Бюлек не пользовался авторитетом в Мамаевой орде, и фигура Мамая заслоняла его от современников своих и чужих, но русская летописная повесть о Мамаевом побоище не менее называет Бюлека непосредственным участником сражения. В рассказе, сохраненном Новгородской IV летописью, начало Куликовской битвы описывается так:

«Преже бо начаша ся съеждати сторожевым полки и Рускии с Тотарьскими, сам же великий князь пасха наперед в сторожевых полцех на поганаго царя Теляка, на реченаго плотнаго дьявола Мамаа. . .»151 Издатели летописи соединили в одно слово сочетание «на реченаго», и концовка этого отрывка стала восприниматься исследователями как не очень грамотная фраза, в которой говорится о нападении великого князя Дмитрия на одного только Мамая. Будто бы Мамай там обзывается сначала каким-то языческим царем Теляком, потом приводится по отношению к нему еще один громоздкий эпитет «названный дьявол во плоти» и только затем поставлено собственное имя Мамая. Все в летописном рассказе обстоит проще и грамотнее. Нападение было произведено на языческого, т. е. нехристианского, царя Бюлека и на «вышеупомянутого» дьявола во плоти Мамая.

Имя-прозвище Теляк (в Софийской I летописи — Тетяк)152 очень похоже иа имя-прозвище Бюлека — Тюляк, сохранившееся в списках старинного русского перевода ярлыка Бюлека от 1379 г. Тем более, что само по себе слово «теляк» было значимым и переводилось с тюркского как ‘заика, бормотун’.153 Не исключено, что не дошедшие до нас наиболее ранние версии повести о Куликовской битве содержали сведения о дальнейшей судьбе Бюлека. Позднее они были сокращены переписчиками как излишние, мешающие целостному восприятию повести, как рассказ о Мамаевом побоище. Нам остается только закончить биографию этого хана датой начала Куликовского сражения - 8 сентября 1380 г.

Когда же пришел к власти в Золотой Орде последний из списка ханов 60—70-х годов XIV в. — Токтамыш? Оказывается, дать на этот вопрос однозначный ответ совсем непросто. Конечно, Токтамыш распространил свое господство на всю территорию Золотой Орды сразу после смерти Мамая, т. е. осенью 1380 г. Но к власти в трех столичных золотоордынских городах — Сарае, Гюлистане и Новом Сарае — он пришел несколько раньше. У советских историков нет в этом вопросе единодушия. Обратимся вначале к монетному материалу. Мы встречали сарайскую монету Токтамыша от 763 г. х. еще в табл. 1. Относим ее к 783 г. х. Сарайскую монету Токтамыша

от 770 г. х. в табл. 3 относим к 780 г. х. Теперь остановимся перед многочисленными монетами с именем Токтамыша, которые датированы 778—782 гг. х. Они чеканились во всех городах, представленных в табл. 3. Какие из этих монет мы можем принять и перенести в исправленный вариант табл. 3, и какие из них мы принять не можем, а отнесем их к более позднему времени?

Вспомним, что Токтамыш был еще молод и слаб перед лицом Уруса. Он искал заступничества и военной помощи у Тимура. Поэтому приступить к захватам золотоордынских территорий тогда Токтамыш еще не мог. Весной 1377 г. Урус умер в Сыгнаке. Его сменил Токтакия, который правил три месяца. За ним ханом в Сыгнаке был провозглашен Тимур-мелнк. 3имой 1377 г. Токтамыш, получив помощь от Тимура, разбил этого хана, захватил Сыгнак, перезимовал в нем и весной 1378 г. приступил к завоеванию территории Западной орды.154 После Сыгнака Токтамышу предстояло отвоевать у различных по силам и военным талантам противников города, расположенные с востока на запад на расстоянии около двух тысяч километров, — Ургенч, Сарайчик, Сарай.

Видимо, Токтамышу удалось осуществить эти завоевания в период от конца апреля 1378 г. до середины апреля 1379 г., т. е. в течение 780 г. х. Эта дата находится на монетах Токтамыша, чеканенных в Сыгнаке и Сарае. Следовательно, монеты с именем Токтамыша, битые в Сарае и Гюлнстане якобы в 778 г. х., в Новом Сарае — в 778 и 779 гг. х., в Орде — в 779 г. х., нужно признать относящимися к более позднему времени. Средняя арабская цифра в названных датах перевернута вверх ногами, так что читать эти даты нужно 788 и 789 гг. х. С апреля 1379 г. по апрель 1380 г., т. е. в 781 г. х., Токтамыш укрепил свою власть на завоеванной территории (монеты с его именем чеканятся в Сыгнаке, Ургенче, Сарае) и установил господство в Гюлистане, Новом Сарае и Азове, где тогда же стал бить монету. В 782 г. (апрель 1380 г. — март 1381 г.) Токтамыш чеканит монету кроме перечисленных городов в Сарайчике, Хаджитархане, Крыме и Орде. Сказанное позволяет датировать захват Токтамышем Сарая весной 1379 г. и утверждение его в Гюлистане и Новом Сарае концом 1379 г. Так что в 782 г. х. пребывание в Новом Сарае Арабшаха или отвоевание им этого города у Токтамыша представляется делом невозможным. Скорее всего, Арабшах бежал перед нашествием Токтамышз не позднее 781 г. х.

Написание имени последнего золотоордынского хана у русских н советских историков в целом единообразное - Тохтамыш. Лишь немногие пишут его в форме Токтамыш. Какое написание и произношение правильнее? В ярлыке Токтамыша от 1381 г., начертанном буквами арабского алфавита по-тюркски, третья буква его имени обозначена через «каф», т. е. имя читается «Токтамыш». Вроде бы здесь и заключен ответ на вопрос - какое написание правильнее. Однако есть тут и свои сложности. По-монгольски арабская буква «каф» читается «ха». Да и у тюркских народов «ка» и «ха» часто взаимозаменялись. Достаточно, например, заглянуть в «Древнетюркский словарь», где отмечена масса аналогов на «ха» начального «ка».155 Видимо, современники также произносили имя интересующего нас хана по-разному, что нашло отражение и в русских летописях. В Троицкой летописи это имя писалось в формах Токтамышь и Тохтамыш, Тактамышь и Тахтамыш,156 в Софийской I летописи — Тактамышь,157 в Новгородской IV летописи — Тахтамышь,158 в Рогожском летописце — Токтамышь.159 Поскольку в данном случае для нас важно отделить тюркское произношение имени от монгольского, возьмем за основу произношение и написание Токтамыш. Древнее тюркское имя Токтамыш163 образовано от глагола «токта-», имевшего такие значения, как ‘остановиться, установиться, утвердиться’.161 Имя Токтамыш, которое можно истолковать как ‘остановившийся, стойкий, постоянный’, равнозначно имени Константин.162 Этот хан имел и мусульманское имя — Махмуд.163

Итак, мы закончили рассмотрение монетного материала, помещенного в табл. 3. Теперь появляется возможность представить исправленный вариант табл. 3 в виде табл. 4.


 


Таблица 4

Город

Дата

Орда

Азов

Новый Сарай

Гюлистан

Сарай

765 г. х.

(10.X 1363-

27.IX 1364)

Абдулла

Абдулла

Азиз-шейх

 

Мюрид

 

766 г. х.

(28.IX 1364-

17. IX 1365)

Абдулла

Абдулла*

Абдулла (?)

Хайр Пулад (?)

Азиз-шейх

Хайр Пулад

Пулад-ходжа

Азиз-шейх

 

767 г. х.

(18.IX 1365-

6.IX 1366)

Абдулла

Кильдибек

Абдулла

Азиз-шейх*

Азиз-шейх

 

768 г. х.

(7.IX 1366-

27.VIII 1367)

Абдулла

Абдулла

Азиз-шейх

Азиз-шейх

Абдулла

769 г х.

(28.VIII 1367-

15.VIII 1368)

Абдулла

Абдулла

 

 

 

770 г. х.

(16. VIII 1368-

4.VIII 1369)

Абдулла

Абдулла

 

 

 

771 г. х.

(5.VII 1359-

25.VII 1370)

Абдулла

Бюлек

 

Бюлек

 

 

772 г. х.

(26.VII 1370-

14.VII 1371)

Бюлек*

 

 

 

 

773 г. х.

(15.VII 1371-

2.VII 1372)

Бюлек

 

Бюлек

 

 

774 г. х.

(3.VII 1372-

22.VI 1373)

Бюлек

 

 

 

 

775 г. х.

(23.VI 1373-

11.VI 1374)

Бюлек

 

 

 

 

776 г. х.

(12.VI 1374-

1.VI 1375)

Бюлек

 

Бюлек**

Урус

 

 

777 г. х.

(2.VI 1375-

20.V 1376)

Бюлек

Бюлек

Бюлек

Каганбек

 

 

778 г. х.

(21.V 1376-

9.V 1377)

 

 

 

 

 

 


 

Продолжение табл. 4

Город

Дата

Орда

Азов

Новый Сарай

Гюлистан

Сарай

779 г. х.

(10.V 1377-

29.IV 1378)

 

 

Арабшах

 

 

780 г. х.

(30.IV 1378-

18.IV 1379)

Бюлек

 

 

 

Токтамыш

781 г. х.

(19.IV 1379-

6.IV 1380)

 

Токтамыш

Токтамыш

Токтамыш

Токтамыш

782 г. х.

(7.IV 1380-

27.III 1381)

Бюлек

Токтамыш

Токтамыш

Арабшах

Токтамыш**

Токтамыш

Токтамыш

* Встречаются не только серебряные, но и медные монеты этого хана.

** Найдены только медные монеты.

 

Табл. 2 и 4, вместе взятые, дают возможность проследить смену власти в важнейших золотоордынских центрах в 60 — 70-х годах XIV в. Конечно, работа над золотоордынским монетным материалом еще не закончена. Постоянно уточняются чтение монетных легенд и датировка монет. Не прекращаются поиски и находки новых монет. Естественно, что и наши таблицы нуждаются в дополнении и пересмотре.

Теперь настало время обратиться к спискам имен интересующих нас золотоордынских ханов, которые сохранились в средневековых ираноязычных сочинениях Низамеддина Шами (составлено по поручению Тимура и закончено в 1404 г.)164 и Муинеддина Натанзи (посвящено тимуриду Искендеру, убитому в 1415 г.).165 Для контроля поместим рядом третий список имен золотоордынских ханов, составленный нами в итоге написания этой работы.

 

Низамеддин Шами

Муинеддин Натанзи

 

Бердибек

Бердибек

Бердибек

Кельдибек

Кельдибек

Кулпа

Науруз

«другой человек»

Навруз

Черкес

Орда-шейх

Хызр

Хызр

Хызр

Тимур-ходжа

Хальфай

Ордумелик

Тимур-ходжа

Кельдибек

Муруд

Мурид

Мюрид

Базарчи

Азиз

Хайр Пулад

}

Сасы-Нокай

Хаджи

Пулад-ходжа

Туглуг-Тимур

Пулад-Тимур

Мура-ходжа

Азиз

Кутлуг-ходжа

Урус

Урус

Урус

Салчи-Черкес

Токтакия

Токтакия

Каганбек

Тимурмелик

Тимурбек

Арабшах

Токтамыш

Токтамыш

Токтамыш

 

Сопоставим между собой данные сначала первых двух столбцов, т. е. показания ираноязычных источников. Первые два имени в них совпадают. Затем в списке Шами стоит имя Науруз, т. е. Навруз, а у Натанзи говорится, что на трон сел другой человек». Поскольку оба источника близки не только по времени, но и по месту написания, будем считать, что и Натанзи под «другим человеком» подразумевал Навруза. Далее у Шами записан Черкес, а в списке Натанзи на десятом месте находится имя Хаджи. Вспомним, что в разных списках хроники Ибн Халдуна Салчи-Черкес иногда назывался Хаджи-Черкес, или просто Хаджи. Видимо, в списках Шами и Натанзи названные имена обозначают одного хана. Имя Хызр присутствует в обоих списках. Далее идут соответствия Муруд и Мурид. Интересно, что написание имени Муруд упорно повторяется и в более поздних ираноязычиых источниках - в «Книге побед» Шерефеддина Йезди, законченной в 1424/25 г.,166 и в анонимном сочинении «Родословие тюрков», составленном не ранее середины XV в.167 Вспомним, что русские летописи также именуют этого хана Мурут. Древнее тюркское слово «муруд» обозначало какое-то снадобье.168 Может быть, подлинное имя этого хана и было Муруд, а в Мюрида его превратило арабское начертание на монетных легендах? Следующее имя у Шами -Базарчи, которое можно перевести как ‘рыночный торговец’. Скорее всего, это было не имя, а прозвище. Но какой хан мог скрываться под таким прозвищем? Применительно к представленным в двух первых столбцах именам такую кличку мог получить хан Орда-Шейх из списка Натанзи, ибо слово «орда», или «орду» издревле соединялось со словом «базар». Сочетание «орда-базар» обозначало ‘рынок при походной ставке хана’.169 На этом основании считаем, что имя Базарчи соответствует имени Орда-шейх.

Затем в списке у Шамн находятся четыре имени: Сасы-Нокай, Туглуг-Тимур, Мура-ходжа, Кутлуг-ходжа. Эти же имена с некоторыми вариациями повторены в «Книге побед» Йезди и в «Родословии тюрков»: Сасы-Бука (Тукай сын Шахи), Туглук-Тимур (племянник предыдущего), Мурад-ходжа (брат предыдущего), Кутлук-ходжа (сын Шахи). В списке Натанзи, представленном во втором столбце, таких имен нет. Однако если мы обратимся к именам правителей Восточной орды, перечисленным в сочинении Натанзи до времени Уруса, то окажется, что таких правителей было четверо: Сасы-Бука (сын Нокая), Эрзен (сын Сасы-Буки), Мубарек-ходжа (сын Эрзена), Чимтай (брат Мубарек-ходжи).170 Первые имена у Шами и Натанзи, несомненно, совпадают, третьи — также можно (с некоторой натяжкой) совместить. Вторые и четвертые имена — не совпадают. В примечании к тексту «Родословия тюрков» его издатели высказывают предположение, что Туглук-Тимур — это известный хан Восточного Туркестана.171 Для нас важно, что все четверо, по-видимому, не имеют отношения к ханам Золотой Орды.

Следующие четыре имени в обоих списках полностью совпадают. Урус и Токтамыш были золотоордынскими ханами, Токтакия и Тимурмелик (или Тимурбек) являлись ханами только Восточной орды.

Теперь посмотрим, как сочетаются имена ханов третьего списка, составленного нами на основании данных золотоордынской нумизматики и русских летописей, с именами золотоордынских ханов первых двух списков.

Сразу видно, что хронологический порядок правления золотоордынских ханов в первых двух списках очень далек от действительного, отраженного в третьем списке. Что же касается полноты первых двух списков, то здесь вырисовывается такая картина. Первый список по числу имен собственно золотоордынских ханов оказывается короче второго на три имени. Так что достаточно сравнить третий список со вторым. Бердибек присутствует в обоих списках. Кулпу мы видим в имени Хальфай. По-арабски имя Кулпа можно писать как Клфа, т. е. опуская промежуточные гласные и обозначая звук «пэ» буквой «фа». Последняя замена встречается у средневековых авторов довольно часто. Так, арабоязычный историк Ибн Арабшах и его персоязычные коллеги Кази Ахмед Гаффари и Хайдер Рази писали имя золотоордынского хана Пулада в форме Фулад.172 В тексте у Натанзи имя, прочитанное русскими издателями как Хальфай, пишется Хлфай, т. е. через «ха» с точкой и без диакритических знаков огласовки.173 Арабская буква «каф», как мы уже знаем, свободно может замещаться буквой «ха» с точкой. Имея это в виду, арабскую транслитерацию имени в тексте у Натанзи смело можно прочитать как Кулпай, что мы и делаем. Имя Навруз выше мы уже приравняли к обозначению «другой человек» в списке Натанзи.

Имена Хызра, Тимур-ходжи, Ордумелика (=0рда-Шейха), Кельдибека, Мюрида, Азиз-шейха (=Азиза), Уруса, Салчи-Черкеса (=Хаджи) и Токтамыша есть в обоих списках. В списке Натанзи отсутствуют имена: Хайр Пулад (=Пулад-ходжа = Пулад-Тимур), Каганбек и Арабшах. Конечно, там нет имен и ханов Мамаевой орды — Абдуллы и Бюлека. Список Шами - это просто не очень полный список имен золотоордынских ханов вперемежку с именами других правителей. Список золотоордынских ханов Натанзи, во-первых, более полный; во-вторых, там о каждом хане приводится короткий рассказ, содержание которого может служить дополнительным источником сведений по истории Золотой Орды. Например, в рассказе о правлении Мюрида приводятся биографические сведения о сыне Могул-буги Ильясе, который был беглербеком при Мюриде. Эти сведения можно дополнить материалом русских летописей. Так, в Рогожском летописце говорится о поездке того же Ильяса из Литвы в Тверь в 1365 г., т. е. уже во время правления Азиз-шейха.174

Итак, смена ханов в Золотой Орде 60-70-х годов XIV в. происходила в такой последовательности:

·        Мухаммед Бердибек (осень 1357 г. — август — сентябрь 1359 г.)

·        Кулпа (август — сентябрь 1359 г. — январь 1360 г.)

·        Мухаммед Навруз (январь 1360 г. — май — июнь 1360 г.)

·        Махмуд Хызр (май — июнь 1360 г. — начало августа 1361 г.)

·        Тимур-ходжа (август 1361 г.)

·        Ордумелик (сентябрь 1361 г.)

·        Кельдибек (октябрь 1361 г. — сентябрь 1362 г.)

·        Мюрид (август 1361 г. — осень 1364 г.)

·        Хайр Пулад (Пулад-ходжа, Пулад-Тимур) (осень 1364 г. — начало сентября 1365 г.?)

·        Азиз-шейх (1365 — 1367 гг.?)

·        Урус (1374 — 1375 гг.)

·        Салчи-Черксс (Черкесбек) (1374 — вторая половина 1375 гг.)

·        Каганбек (вторая половина 1375 г. — сентябрь 1377 г.)

·        Арабшах (сентябрь 1377 г. — конец 1379 г.)

·        Махмуд Токтамыш (захватил Сарай весной 1379 г., распространил власть на всю территорию Золотой Орды осенью 1380 г.)

 

Ханы Мамаевой орды:

·        Абдулла (август 1361 г. — июнь 1370 г.)

·        Мухаммед Бюлек (июнь 1370 г. — сентябрь 1380 г.).

 

60—70-е годы XIV в. в истории Золотой Орды стали периодом, когда совершился переход верховной власти из рук представителей рода Бату, члены которого в названное время были физически истреблены, в руки представителей рода младших джучидов. Когда в XIII в. Улус Джучи был разделен на правое и левое крылья, т. е. на Западную и Восточную орды, царевичами левого крыла, кроме Орды, были назначены еще и младшие (12-й, 13-й, 14-й) сыновья Джучи — Удур, Тука-Тимур, Шингкум.175 Ханская власть в Западной, т. е. Золотой, орде, начиная с 1380 г. и кончая временем полного распада этого государственного образования, перешла к представителям рода Тука-Тимура.


Примечания в тексте.

 

1 Григорьев А. П. Официальный язык Золотой Орды XIII—XIV вв. — В кн.: Тюркологический сборник. 1977. М., 1981, с. 81—89.

2 Древнетюркский словарь. Л., 1969.

3 Памятники дипломатических сношений Московского государства с Крымскою и Ногайскою ордами и с Турцией, т. 1. С 1474 по 1505 год, эпоха свержения монгольского ига в России / Под ред. Г. Ф. Карпова.— Сборник имп. Русского исторического общества, т. 41. СПб., 1884.

4 Татищев В. Н. История Российская, т. 5. М.; Л., 1965, с. 110—150;

Щербатов М. М. История Российская от древнейших времен. СПб., 1774—1781, т. 3, с. 467—483; т. 4, ч. 1, с. 1—176; Стриттер И. М. История Российского государства, ч. 2. СПб., 1801, с. 347—481; Карамзин Н. М. История государства Российского. СПб., 1819, т. 4, с. 294—300; т. 5, с. 5—79; Наумов П. А. Об отношениях российских князей к монгольским и татарским ханам от 1224 по 1480 год. СПб., 1823, с. 59—67.

5 Fгаehn Ch. М. Recensio numorum muhammedanorum Academiae Imp. Scient Petropolitanae. Petropoli, 1826; Френ X. М. Монеты ханов Улуса Джучиева или Золотой Орды, с монетами разных иных мухаммеданских династий / Перевел с немецкого Михаил Волков. СПб., 1832; Григорьев В. В. Описание клада из золотоордынских монет, найденного близ развалин Сарая. — Записки Санктпетербургского археологическо-нумизматического общества, т. 2. СПб., 1850; Савельев П. С. Монеты джучидов, джагатаидов, Джелаиридов и другие, обращавшиеся в Золотой Орде в эпоху Тохтамыша. СПб., 1858.

6 Пресняков А. Е. Образование Великорусского государства: Очерки по истории XIII—XV столетий. Пг., 1918, с. 266—274.

7 Насонов А. II. Монголы и Русь: История татарской политики на Руси. М.; Л., 1940, с. 117—135.

8 Тизенгаузен В. Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды, т. 1. Извлечения из сочинении арабских. СПб., 1884.

9 Греков Б. Д., Якубовский А. Ю. Золотая Орда и ее падение М.; Л., 1950, с. 270—290.

10 Тизенгаузен В. Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды, т. 2. Извлечения из персидских сочинений. М.; Л., 1941.

11 Сафаргалиев М. Г., Распад Золотой Орды. — Учен. зап. Мордовск. ун-та, вып. 11. Саранск, 1960, с. 111—112.

12 Федоров-Давыдов Г. А. «Аноним Искандера» и термины «Ак-Орда» и «Кок-Орда». — В кн.: История, археология к этнография Средней Азии. М., 1968, с. 224—230.

13 Там же, с. 226.

14 Тизенгаузен В. Г. Указ. соч., т. 2, с. 129—130.

15 Савельев П. С. Указ. соч., с. 158.

16 Марков А. К. Инвентарный каталог мусульманских монет имп. Эрмитажа. СПб., 1896, с. 443, 528.

17 Пищулина К. А. Юго-Восточный Казахстан в середине XIV — начале луг в.: Вопросы политической и социально-экономической истории. Алма-Ата. 1977, с. 38. прим. 13.

18 Кононов А. Н. Способы и термины определения стран света у тюркских народов. — В кн.: Тюркологический сборник. 1974. М., 1978, с. 73.

19 Кононов А. Н. Семантика цветообозначений в тюркских языках. В кн.: Тюркологический сборник. 1975. М., 1978, с. 171—173.

20 Там же, с. 159.

21 Тизенгаузен В. Г. Указ. соч., т. 2, с. 127, 129.

22. Там же, с. 211.

23 Там же, с. 214.

24 Федоров-Давыдов Г. Л. Общественный строй Золотой Орды. М., 1973, с. 150—153.

25 Егоров В. Л. Развитие центробежных устремлений в Золотой Орде. — Вопросы истории, 1974, № 8, с. 36—50.

26 Егоров В. Л. Золотая Орда перед Куликовской битвой. — В кн.:

Куликовская битва: Сб. статей. М., 1980, с. 174—213.

27 Егоров В. Л. Развитие центробежных устремлений в Золотой Орде, с. 45—49

28 Там же. с. 47.

29 Егоров В. Л. Золотая Орда перед Куликовской битвой, с. 191.

30 Федоров-Давыдов Г. А. Топография кладов и отдельных находок джучидских монет. — Нумизматика и эпиграфика. М., 1960, т. 1, с. 131—188; 1963, т. 4, с. 185—218; т. 5, 1965, с. 215—219; Города Поволжья в средние века. М., 1974, с. 177—181.

31 Там же.

32 Пушкарев Л. Н. Классификация русских письменных источников по отечественной истории, М., 1975, с. 195.

33 Федоров-Давыдов Г. А. Клад серебряных джучидских монет с Селитренного городища. — Нумизматика и эпиграфика, 1980, т. 13, с. 58—76.

34 Савельев П. С. Указ. соч., с. 134—137, 256—258, 311.

35 Там же, с. 39.

36 Марков А. К. Указ. соч., с. 467.

37 Fraehn Ch. М. Op. cit., p. 286; Марков А. К. Указ. соч., с. 470.

38 Марков А. К. Указ. соч., с. 522.

39 Там же.

40 Араловец Н. А., Пронина П. В. Куликовская битва 1380 г.:

Указатель литературы. — В кн.: Куликовская битва: Сб. статей. М., 1980, с. 291—293.

41 Лурье Я. С. Общерусские летописи XIV—XV вв. Л., 1976.

42 Лаврентьевская летопись. — Полное собрание русских летописей (далее—ПСРЛ), т. 1, вып. 3. Л., 1928; Троицкая летопись. — В кн.: Приселков М. Д. Троицкая летопись: Реконструкция текста. М.; Л., 1950; Софийская I летопись. — ПСРЛ, т. 5. СПб., 1851; т. 6, СПб., 1853; Новгородская IV летопись. — ПСРЛ, т. 4, вып. 1. Пг., 1915; вып. 2. Л., 1925.

43 Лурье Я. С. О московском летописании конца XIV в. — Вспомогательные исторические дисциплины, т. 11. Л.. 1979, с. 19.

44 Рогожский летописец. — ПСРЛ, т. 15. вып. 1. Пг., 1922.

45 Егоров В. Л. География городов Золотой Орды. — Советская археология 1977, № 1, с. 114-125.

46 Федоров-Давыдов ГА. Клады джучидских монет. — Нумизматика и эпиграфика, 1960, т. I, с. 188.

47 Егоров В. Л. Золотая Орда перед Куликовской битвой, с. 182.

48 Тизенгаузен В. Г. Указ. соч., т. 1, с. 389.

49 Там же, т. 2, с. 98.

50 Там же, с. 211.

51 Ярлыки татарских ханов московским митрополитам: Краткое собрание. — В кн.: Памятники русского права, вып. 3. / Под ред. Л. В. Черепнина. М., 1955, с. 469—470.

52 Григорьев А. П. К реконструкции текстов золотоордынских ярлыков XIII—XIV вв. — В кн.: Историография и источниковедение истории стран Азии и Африки, вып. 5. Л., 1980, с. 25—26.

53 Григорьев В. В. Описание клада из золотоордынских монет, найденного близ развалин Сарая, с. 42—51.

54 Савельев П. С. Указ. соч., с. 231—237.

55 Fгаеhn Ch. М. Ор. cit., p. 225—256.

56 Савельев П.С. Указ. соч., с. 231.

57 Древнетюркский словарь, с. 95.

58 Там же, с. 93.

59 Fraehn Ch. М. Ор. cit., p. 257—260.

60 Софийская I летопись, с. 228; Новгородская IV летопись, с. 287.

61 Тизенгаузен В. Г. Указ. соч., т. 1, с. 389.

62 Там же, т. 2, с. 129.

63 Троицкая летопись, с. 376; Рогожский летописец, стб. 68.

64 Насонов А. Н. Указ. соч., с. 121, прим. 5.

65 Лаврентьевская летопись, стб. 532; Троицкая летопись, с. 376; Рогожский летописец, стб. 68.

66 Памятники дипломатических сношений Московского государства с Крымскою и Ногайскою ордами и с Турцией, с. 393—394.

67 Древнетюркский словарь, с. 465.

68 Григорьев А. П. Эволюция формы адресанта в золотоордынских ярлыках XIII—XV вв. — В кн.: Востоковедение, 3. Л., 1977, с, 147.

69 Fraehn Ch. M. Op. cit., p. 360—361.

70 Греков Б. Д., Якубовский А. Ю. Указ. соч., с. 271.

71 Троицкая летопись, с. 376; Рогожский летописец, стб. 68.— В рукописи «История Российской» В. H. Татищева к последним словам этой цитаты сделана приписка: «...бывшими от матери кресчеными» (Татищев В. H. Указ. соч., с. 110).

72 Савельев П. С. Указ. соч., с. 32.

73 См.: Маркс К. Хронологические выписки, IV. — В кн.: Архив Маркса и Энгельса, т. 8. М., 1946, с. 150.

74 Лаврентьевская летопись, стб. 532.

75 Федоров-Давыдов Г. Л. 1) Клад серебряных джучидских монет с Селитренного городища, с. 75: 2) Особенности обращения серебряных и медных монет в Золотой Орде. — В кн.: Ближний и Средний Восток: Товарно-денежные отношения при феодализме. М., 1980, с. 213—219.

76 Галкин Л. Л. Символика джучидских монет. — В кн.: Проблемы советской археологии. М., 1978, с. 219—229.

77 Лаврентьевская летопись, стб. 532; Троицкая летопись, с. 376; Рогожский летописец, стб. 68.

78 Fгаеhn Ch. М. Ор. cit., p. 263—264.

79 Насонов А. Н. Указ. соч., с. 121—122, прим. 5.

80 Греков Б. Д., Якубовский Л. Ю. Указ. соч., с. 271.

81 Рогожский летописец, стб. 69.

82 Григорьев А. П. К реконструкции текстов золотоордынских ярлыков XIII-XIV вв., с. 30-31.

83 Лаврентьевская летопись, стб. 532: Троицкая летопись, с. 337; Софийская I летопись, с. 228; Новогородская IV летопись, с. 289; Рогожский летописец, стб. 69—71.

84 Памятники дипломатических сношении Московского государства с Крымскою и Ногайскою ордами и с Турцией, с. 147. 85 Fraehn Ch. M. Op. cit., p. 256—270.

86 Григорьев А. П. Использование древнемонгольского института «эджен» в практике наследования отцовского юрта. — Общественные науки в Узбекистане, 1972, № 7, с. 61—62.

87 Лаврентьевская летопись, стб. 532; Троицкая летопись, с. 378; Софийская I летопись, с. 229; Новгородская IV летопись, с. 289; Рогожский летописец, стб. 70—71.

88 Рогожский летописец, стб. 71.

89 Древнетюркский словарь, с. 551.

90 Петровский Н. А. Словарь русских личных имен. М., 1966, с. 208.

91 Древнетюркский словарь, с. 638.

92 Рогожский летописец, стб. 71.

93 Frаеhn Ch. М. Ор. cit., p. 272.

94 Древнетюркский словарь, с. 370.

95 Там же, с. 339.

96 Троицкая летопись, с. 378; Новгородская IV летопись, с. 289; Рогожский летописец, стб. 70.

97 Древнетюркский словарь, с. 295.

98 Насонов А. Н. Указ. соч., с. 120, прим. 3.

99 Новгородская IV летопись, с. 289.

100 Рогожский летописец, стб. 70—71.

101 Тверская летопись, с. 379; Рогожский летописец, стб. 74.

102 Софийская I летопись, с. 236; Новгородская IV летопись, с. 308: Рогожский летописец, стб. 109, 118, 141.

103 Троицкая летопись, с. 377; Софийская I летопись, с. 229;

Новгородская IV летопись, с. 290; Рогожский летописец, стб. 70.

104 Древнетюркский словарь, с. 354.

105 Троицкая летопись, с. 378; Рогожский летописец, стб. 70.

106 Баскаков Н А Русские фамилии тюркского происхождения. М., 1979, с. 225.

107 Тизенгаузен В. Г. Указ. соч., т. 1, с. 389.

108 Сафаргалиев М. Г. Указ. соч., с. 124.

109 Рогожский летописец, стб. 137.

110 Григорьев А. П. К реконструкции текстов золотоордынских ярлыков xiii-xiv вв., с. 35-38.

111 Егоров В. Л. География городов Золотой Орды, с. 121.

112 Березин И. Н. Ярлыки крымских ханов Менгли-Гирея и Мухаммед-Гирея. — Записки Одесского общества истории и древностей, т. 8. Одесса, 1872. Прибавление к сборнику материалов, с. 18, 19.

113 Фомичёв Н. М. Джучидские монеты из Азова. — Советская археология. 1981. № 1. с. 225, 233.

114 Троицкая летопись, с. 389; Рогожский летописец, стб. 92.

115 Никоновская летопись. — ПСРЛ, т. 11. СПб., 1897, с. 46.

116 Егоров В Л. Золотая Орда перед Куликовской битвой, с. 191, 200.

117 Троицкая летопись, с. 385; Софийская I летопись, с. 231; Новгородская IV летопись, с. 293; Рогожский летописец, стб. 85.

118 Рогожский летописец, стб. 85.

119 Древнетюркский словарь, с. 72.

120 Будагов Л. 3. Сравнительный словарь турецко-татарских наречий, т. 1. СПб., 1869, с. 678.

121 Ярлыки татарских ханов московским митрополитом (краткое собрание). с. 465.

122 fraеhn Ch. М. Op. cit., p. 278—279.

123 Григорьев В. В. Описание клала из золотоордынских монет, найденного близ развалин Сарая, с. 53.

124 Древнетюркский словарь, с. 635.

125 Будагов Л. 3. Указ. соч., с. 288.

126 Древнетюркский словарь, с. 122.

127 Григорьев А. П. Эволюция формы адресанта в золотоордынских ярлыках XIII—XV вв. с 141—144.

128 Френ X. М. Указ. соч., табл. V, № 144.

129 Янина С. А. Монеты Золотой Орды из раскопок и сборов Поволжской археологической экспедиции на Царевском городище в 1959—1962 гг. - В кн.: Поволжье в средние века. М., 1970, с. 204. № 44.

130 Мелиоранский П. М. Араб-филолог о турецком языке. СПб., 1900, с. 082.

131 Будагов Л. 3. Указ. соч., с. 288.

132 Тизенгаvзен В. Г. Указ. соч., т. 1, с. 260.

133 Будагов Л. 3. Указ. соч., с. 403.

134 Там же, с. 374.

135 Древнетюркский словарь, с. 571; Будагов Л. 3. Указ. соч., с. 574—575.

136 Будагов Л. 3. Указ. соч., с. 528. 137 Троицкая летопись, с. 430; Рогожский летописец, стб. 152.

138 Султанов Т. И. К истории Казахстана 70-х годов XIV в. — Известия АН КазССР. Сер. общественных наук, 1976, № 5, с. 47—52.

139 Тизенгаузен В. Г. Укaз. соч., т. 1, с. 374 (текст). 391 (перевод)

140 Древнетюркский словарь, с. 482.

141 Троицкая летопись, с. 400; Софийская I летопись, с. 235; Новгородская IV летопись, с. 305; Рогожский летописец, стб. 114.

142 Савельев П. С. Указ. соч., с. 244—246, № 433—434.

143 Федоров-Давыдов Г. А. Клады джучидских монет, с. 155, № 137.

144 Троицкая летопись, с. 402—403; Софийская I летопись, с. 236; Новгородская IV летопись, с. 307; Рогожский летописец, стб. 118—1l9.

145 Янина С. А. Джучидские монеты из раскопок и сборов Куйбышевской экспедиции в Болгарах в 1946—1952 гг. — В кн.: Материалы и исследования по археологии СССР, № 42. М.. 1954, с. 447.

146 Егоров В. Л. Золотая Орда перед Куликовской битвой, с. 207.

147 Федоров-Давыдов Г. А. Клады джучидских монет, с. 156, № 138; 160, № 153; 163, № 163; 165, № 177а; 174, № 219.

148 Там же, с. 155, № 137.

149 Сафаргалиев М. Г. Указ. соч., с. 138.

150 Егоров В. Л. Золотая Орда перед Куликовской битвой, с. 208.

151 Новгородская IV летопись, с. 319. 152 Софийская I летопись, т. 6, с. 94.

153 Егоров В. Л. Золотая Орда перед Куликовской битвой, с. 209.

154 Султанов Т. И. К истории Казахстана 70-х годов XIV в., с. 51—52.

155 Древнетюркский словарь, с. 635—638.

156 Троицкая летопись, с. 420, 421, 422, 425.

157 Софийская 1 летопись, т. 6, с. 97.

158 Новгородская IV летопись, вып. 2, с. 324.

159 Рогожский летописец, стб. 141.

160 Древнетюркскнй словарь, с. 577. 161 Будагов Л. 3. Указ. соч., с. 749—750.

162 Петровский Н. А. Указ. соч., с. 135.

163 Fгаеhn Ch. M. Op. cit., p. 304.

164 Тизенгаузен В. Г. Указ. соч., т. 2, с. 105—106.

165 Там же, с. 129—132.

166 Там же, с. 146,

167 Там же, с. 207.

168 Древнетюркский словарь, с. 352.

169 Будагов Л. 3. Указ. соч., с. 124.

170 Тизенгаузен В. Г. Указ. соч., с. 129-130.

171 Там же. с. 207, прим. 1.

172 Тизенгаузен В. Г. Указ. соч., т. 1, с. 472; т. 2, с. 212, 214.

173 Там же, т. 2, с. 235.

174 Рогожский летописец, стб. 79.

175 Рашид-ад-дин. Сборник летописей, т. 2 / Пер. с персидского Ю. П. Верховского. Редакция И. П. Петрушевского. М.; Л., 1960, с. 66.

 



[1] Сканирование и распознавание текста выполнены А.Казаровым.